Центральная Азия

Спецпредставитель ЕС: Отсутствие плохих новостей из Центральной Азии - хорошая новость

Вывод войск международной коалиции из Афганистана в 2014 году не означает ухода Евросоюза из Центральной Азии, заверила DW спецпредставитель ЕС по этому региону Патриция Флор.

Пограничники на таджикско-афганской границе

В последнее время в Европе было мало слышно о Центральной Азии. Вот и на сайте Евросоюза, на страничке, посвященной отношениям с регионом, последняя новость до записи этого интервью со спецпредставителем ЕС по Центральной Азии Патрицией Флор (Patricia Flor) датировалась декабрем 2012 года. Однако Флор не считает, что в отношениях между ЕС и Центральной Азией настало затишье.

DW: Складывается впечатление, что для развития отношений нет новых импульсов. Это так?

Патриция Флор

Патриция Флор

Патриция Флор: Я скорее положительно оцениваю то, что нет негативных заголовков в прессе, посвященных этому региону. А вот отношения между ЕС и Центральной Азией получили в последние месяцы несколько позитивных импульсов. После визита верховного представителя ЕС Кэтрин Эштон в Бишкек в ноябре 2012 года было решено вести диалог по проблемам безопасности. Первый раунд должен состояться ориентировочно в июне 2013 года в Брюсселе.

- Создание такой диалоговой площадки очевидно связано с опасениями стран Центральной Азии из-за ухода войск международной коалиции из Афганистана в 2014 году. Чем Евросоюз тут собирается помочь, и как он может развеять опасения стран региона?

- Афганистан, действительно, станет в июне одной из тем обсуждения. Многие в регионе Центральной Азии ожидают негативных последствий после 2014 года. Так что сейчас подходящее время поговорить о будущих рисках и перспективах. Власти ЕС взяли на себя обязательства (как перед центральноазиатскими странами, так и перед Афганистаном) о том, что их деятельность в регионе будет носить долгосрочный характер.

Речь идет не только о политических, но и финансовых обязательствах. Так что 2014 год для нас - год, когда ситуация некоторым образом изменится, но наша активность в регионе не прекратится. Мы сконцентрируем свои усилия на охране границ, борьбе с наркотрафиком, а также создании новых перспектив для экономического сотрудничества. С нашей точки зрения, страны Центральной Азии играют ключевую роль в том, чтобы Афганистан, а вместе с ним и весь регион, оставался стабильным.

- В марте этого года вы были с визитом в Узбекистане. DW писала о том, что немецкие предприятия не спешат инвестировать в эту страну из-за проблем с конвертацией валют и защитой инвестиций. Вы поднимали эти проблемы на переговорах в Ташкенте?

- В мою компетенцию входят, прежде всего, внешнеполитические вопросы, вопросы безопасности, но и проблемы внутренней стабильности. В конечном итоге, сюда относятся и вопросы экономического сотрудничества. Так что мы обсуждали и их.

В связи с названными проблемами ЕС рекомендует Узбекистану вступить во Всемирную торговую организацию. Членство в ВТО станет, как нам кажется, важным шагом для обеспечения безопасности иностранных инвестиций в этой стране. Другой шаг - создание Евросоюзом инвестиционного фонда для Центральной Азии.

- Вы могли бы назвать проекты, которые реализуются при его участии?

- Этот фонд - относительно новый инструмент, созданный в 2010-2011 годах в рамках Стратегии ЕС по Центральной Азии. Пример его работы - реконструкция Кайраккумской ГЭС в Таджикистане на деньги ЕС.

- В Европе находятся некоторые беглые экс-олигархи из Центральной Азии - Максим Бакиев, Мухтар Аблязов, Рахат Алиев. Против этих людей и их окружения европейские органы юстиции ведут расследования, а некоторые из них уже предстали перед судом. Так же идет и расследование, связанное с окружением дочери узбекского президента Гульнары Каримовой. Насколько эти дела осложняют отношения между ЕС и нынешними руководителями стран Центральной Азии?

- Все эти истории, действительно, обсуждаются во время переговоров. Я всегда довожу свою точку зрения до партнеров в Центральной Азии: речь не идет о предоставлении Европейским Союзом убежища каким-то лицам. В отношении этих людей действуют принципы правового государства, на которых основан Евросоюз. Являются ли названные вами персоны осложняющим фактором в отношениях ЕС и Центральной Азии?

То и дело звучат вопросы в адрес Евросоюза, почему власти стран-членов ЕС не экстрадируют того или иного из бывших олигархов на родину, раз, мол, есть доказательства его вины. Мы обращаем внимание на то, что сначала этим людям должны быть обеспечены все их права здесь, в Европе, а необходимым условием их экстрадиции является судебное решение, которое обычно требует гарантии обеспечения их прав на родине, например, справедливый суд и отсутствие пыток.

- В прессе мелькали сообщения о том, что ЕС достиг договоренности с Туркменией и Азербайджаном о строительстве Транскаспийского газопровода. Вы можете их подтвердить?

- Я была бы рада подтвердить такие сообщения как можно раньше. Переговоры продолжаются, уже достигнуты неплохие результаты…

- …но, если вы позволите напомнить, то комиссар по вопросам энергетики ЕС Гюнтер Эттингер (Günther Oettinger) собирался завершить переговоры еще в 2011 году

- Да, но ничего не изменилось, и он по-прежнему говорит о том, что создание "южного коридора", то есть транспортировка энергоносителей из каспийского региона в ЕС, остается приоритетным проектом для Брюсселя. Чтобы договориться с правительствами двух разных государств (Азербайджана и Туркмении - Ред.) и компаниями, реализующими проект, требуется время. Полтора года для такого масштабного проекта - не так уж и долго.

Впрочем, кое-чего уже удалось добиться. В 2012 году Азербайджан и Турция подписали договор о строительстве газопровода TANAP, по которому азербайджанский газ будет поступать в Европу. В апреле этого года в Брюсселе был министр иностранных дел Туркмении Рашид Мередов, он вел переговоры, в том числе и с Эттингером, по вопросам поставок энергоносителей. Я уверена, что мы увидим прогресс в этом направлении еще в текущем году.

- Раз вы вспомнили о визите главы туркменского МИДа. ЕС на протяжении многих лет не может подписать соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Ашхабадом.

- Да, это соглашение уже давно подготовлено, но процесс ратификации был в свое время приостановлен по различным соображениям, в том числе и из-за ситуации с соблюдением прав человека в Туркмении. Но сейчас процесс ратификации возобновился во Франции, должно пройти голосование по этому вопросу и в Европарламенте. Очень важно, с моей точки зрения, дать отношениям между ЕС и Туркменией договорную основу.

Контекст

Albanian Shqip

Amharic አማርኛ

Arabic العربية

Bengali বাংলা

Bosnian B/H/S

Bulgarian Български

Chinese (Simplified) 简

Chinese (Traditional) 繁

Croatian Hrvatski

Dari دری

English English

French Français

German Deutsch

Greek Ελληνικά

Hausa Hausa

Hindi हिन्दी

Indonesian Bahasa Indonesia

Kiswahili Kiswahili

Macedonian Македонски

Pashto پښتو

Persian فارسی

Polish Polski

Portuguese Português para África

Portuguese Português do Brasil

Romanian Română

Russian Русский

Serbian Српски/Srpski

Spanish Español

Turkish Türkçe

Ukrainian Українська

Urdu اردو