Иранская ядерная сделка: боится ли Астана американских санкций?

Соглашение по иранской ядерной программе в Казахстане считают успехом президента Назарбаева. Но как действовать и чего опасаться Астане после того, как США вышли из этой сделки?

После того, как США объявили о выходе из иранской ядерной сделки, компании в разных странах мира, ведущие бизнес с иранскими партнерами в различных сферах, опасаются попасть за это под американские санкции. Такие опасения есть и у казахстанских предприятий и фирм. Астана, развивающая с Тегераном теплые политические отношения, рискует рассердить этим Вашингтон, требующий от международного сообщества устроить обструкцию иранской политической верхушке.

Соглашение по иранской ядерной программе - Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), заключенное в 2015 году, предусматривало выполнение Тегераном ряда шагов по ограничению своей ядерной программы в обмен на отмену санкций, принятых Совбезом ООН и рядом стран. Соглашение было подписано между Ираном, с одной стороны, и США, ФРГ, Францией, Великобританией, Китаем, Россией, при активном посредничестве Казахстана. Поэтому в самом Казахстане успех иранской ядерной сделки был занесен в личный актив президента Нурсултана Назарбаева.

Личный актив Назарбаева и Нобелевская премия мира

Поэтому так болезненно Назарбаев лично воспринимает нынешний отказ от достигнутого три года назад соглашения. "Полагаю, что это должно быть большим разочарованием для Нурсултана Назарбаева. Тема ядерного разоружения для него как для политика очень важна. Назарбаев обеспечил удаление советского ядерного арсенала с территории Казахстана после обретения суверенитета, что придало ему политический вес в мире. Он активно продвигал план создания банка ядерного топлива МАГАТЭ в Казахстане - тоже как инициативу по снижению интереса к собственным ядерным производствам в странах мира, не относящихся к "ядерному клубу".

Дональд Трамп после выхода из "иранской сделки"

В том числе - в Иране. Но теперь вполне вероятна ситуация, что Иран в ответ на решение США тоже выйдет из соглашения и возобновит работу по военной составляющей своей атомной программы. И это поставит крест на тех предыдущих усилиях, благодаря которым даже курсировала идея представить президента Казахстана к Нобелевской премии мира", - комментирует немецкий эксперт по Центральной Азии Гюнтер Кнабе (Günter Knabe).

Премию тогда президент не получил, однако нынешняя ситуация как раз создает потребность в новых посреднических усилиях и дает ему шанс выступить в этом качестве с позиции "морального лидера" в пользу сохранения сделки с Ираном остальных стран-участниц соглашения, за исключением США, считает собеседник DW. И действительно, еще в ноябре 2017 года казахстанский лидер, напомнив, что первые шестисторонние переговоры по ядерной программе Ирана произошли в Казахстане, заявил, что Астана не поддерживает пересмотра соглашения - "шестистороннее соглашение о ядерной проблеме Ирана было хорошим соглашением, его надо продолжать", - цитировали тогда его словам местные СМИ.

Готова ли Астана рассердить Вашингтон?

При этом в вопросах политики на иранском направлении Астана старалась соблюдать равновесие по отношению к различным "большим игрокам". Однако, подчеркивает Гюнтер Кнабе, решение Дональда Трампа делает эту задачу сложно выполнимой. "С одной стороны, Казахстан экономически связан с Ираном и намеревался эту связь укреплять в разных областях. С другой стороны, это будет трудно осуществить под угрозой американских санкций. Астана избегает сильно сердить США, и ей предстоит искать коридор возможностей, в котором она сможет вести дела с Ираном, не вызывая жесткой реакции в Вашингтоне. В нахождении таких коридоров Астана прежде достаточно умело себя вела, а тут на ее стороне и то, что даже ЕС не устраивает решение США", - считает немецкий эксперт.

Наталья Харитонова

С тем, что Астана оказывается в своеобразном шпагате, согласна координатор объединенной евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова. Она напоминает историю начала 2018 года с арестом двух десятков миллиардов долларов из казахстанского Национального фонда, оказавшихся на счетах банков в США, а затем их счастливым размораживанием, последовавшим за встречей президентов США и Казахстана в Нью-Йорке.

"А вскоре после этого из Астаны прозвучало согласие на транзит американских военных грузов через порты на Каспии в Афганистан. Обозреватели отмечали, что это согласие, связанное с той историей - афронт не только России, но и Ирану, который видит для себя прямую угрозу в усилении военного корпуса США в соседнем Афганистане, и вряд ли доволен прохождением военных грузов Пентагона возле своей акватории на Каспии", - поясняет собеседница DW.

При этом, продолжает она, мало кто обращает внимание на оборотную сторону этого согласия - приняв американский военный транзит, Астана получает возможность диктовать США определенные условия, как это успешно в течение ряда лет в отношениях с Вашингтоном и Берлином делал Узбекистан, отдав им базы в Ханабаде и в Термезе.

ЕАЭС, ШОС и атомная промышленность Ирана

Кроме того, в данном случае против решения Дональда Трампа по выходу из иранской сделки выступают и Россия и КНР, с которыми у Казахстана тесные отношения, и он может использовать это, полагает Гюнтер Кнабе. "Оба объединения, куда входит Казахстан - ЕАЭС и ШОС - постараются предложить некие коллективные шаги, чтобы сохранить статус-кво по сделке с Ираном. Тем более Иран входит в ШОС на правах наблюдателя, а между ЕАЭС и Тегераном только что, в мае, подписано временное соглашение о зоне свободной торговли", - рассуждает он.

Гюнтер Кнабе

Пока не ясно, как те штрафные меры, которые США грозят принять в отношении стран и компаний, которые будут вести дела с Ираном, могут ударить по Казахстану - конкретных решений, из которых можно было бы составить представление об этих мерах, не было озвучено, отмечает немецкий эксперт. "Но тут хорошего ждать не приходится, тем более, что США видят в Казахстане мирового лидера по добыче урана, и помнят, что Иран намеревался покупать значительные массы урана для нужд своей атомной промышленности", - говорит Гюнтер Кнабе.

Идет ли в Бушер казахстанский уран?

Логично предположить, что в первую очередь под штрафные меры могут попасть те предприятия, которые ведут дела с атомным сектором Ирана. Впрочем, Наталья Харитонова убеждена, что выход из сделки с Ираном для США - это шаг в региональной политике на Ближнем Востоке, к ядерной программе Ирана имеющий лишь опосредованное отношение.

DW постаралась выяснить, участвует ли казахстанский уран, к примеру, в поставках топлива для АЭС в иранском Бушере. Эти поставки осуществляет российская компания ТВЭЛ. "На предприятиях ТВЭЛ базируется международный центр обогащения урана (МЦОУ), в состав учредителей которого входит Казахстан. Но в проектах ТВЭЛ, связанных с Ираном, казахстанский уран не используется. Топливо для иранских АЭС делается на основе российского урана", - сообщила DW представительница пресс-службы компании Дарья Озерова.

Но вернемся к региональной политике. В ней сейчас, помимо США, свою игру ведет, к примеру, Турция. "Турция сейчас очень заинтересована в укреплении своего влияния на Казахстан. При этом она вместе с Ираном и Россией старается ограничить влияние "атлантического союза" - особенно это ощутимо в Сирии. Анкаре хотелось бы, чтобы Астана была на ее стороне, и она играет на том, что Казахстан претендует на роль авторитетного государства в исламском и в тюркоязычном мире. Эта игра создает для Казахстана дополнительные сложности в лавировании между "большими игроками", - говорит Гюнтер Кнабе.

Что касается самого Ирана, то сейчас в Тегеране очень внимательно отслеживают, в сторону каких альянсов Казахстан будет дрейфовать. "Что, впрочем, дает Астане шанс углубить политическое взаимодействие с Тегераном для нахождения решения "общей проблемы". И тут Нурсултан Назарбаев вряд ли допустит слишком большое влияние США на свою политику", - полагает эксперт.

Смотрите также:

Now live
02:32 мин
Все сюжеты | 09.05.2018

Каковы последствия решения Трампа по Ирану

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Противостояние не утихает

Израиль, Палестинская автономия, Сирия, Иран... Проблем в их отношениях с годами не становится меньше. Впрочем, очередной виток противостояния формально спровоцировали действия еще одного игрока на мировой сцене: США.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Решение Трампа

В конце декабря 2017 года американский президент Дональд Трамп неожиданно признал Иерусалим столицей Израиля и объявил о переносе туда посольства своей страны из Тель-Авива. Это решение предсказуемо вызвало массовые протесты в ряде арабских стран, сдержанное порицание в Европе и бурный восторг в самóм Израиле.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Обвинение в адрес Ирана

В апреле 2018 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху объявил о наличии у его правительства новых доказательств того, что у Ирана есть секретная программа разработки ядерного оружия, которая может быть возобновлена в любой момент. На следующий же день МАГАТЭ заявило, что не подтверждает обвинения Нетаньяху.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Удар Израиля по Сирии

В ночь на 10 мая Израиль обстрелял ракетами Сирию, позже заявив, что это была реакция на ракетный обстрел израильских военных баз на Голанских высотах, который якобы совершил иранский Корпус стражей исламской революции с сирийской территории. По сообщениям военных, в результате операции была уничтожена почти вся военная инфраструктура Ирана в Сирии.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Аятолла угрожает

Сразу после этого иранский аятолла Ахмед Хатами пригрозил разрушить Тель-Авив и Хайфу, "если Израиль будет вести себя безрассудно". Хатами также обещал, что Иран, вопреки давлению со стороны Запада, только усилит свою ракетную мощь.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Посольство все-таки переехало

14 мая - в день, когда отмечается провозглашение независимости Израиля - дипмиссия в Иерусалиме начала работу. Из США на открытие приезжали министр финансов Мнучин, советник президента Кушнер, его жена и дочь Трампа Иванка. Церемония открытия получилась яркой и представительной.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Кровавые столкновения

Открытие посольства, еще и приуроченное к 70-летию Израиля, предсказуемо привело к крупномасштабным беспорядкам в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. В результате столкновений погибли десятки палестинцев.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Турция отзывает посла

После столкновений в секторе Газа турецкие власти заявили, что отзывают своих послов в Вашингтоне и Тель-Авиве. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, находясь в Великобритании, что считает действия Израиля в отношении палестинцев "геноцидом".

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Израиль удвоит количество пограничников

В связи с возможным еще бóльшим усилением напряжения с палестинцами, правительство Израиля заявило о намерении удвоить численность своих войск на границе с сектором Газа и Западным берегом реки Иордан. В общей сложности израильские границы планируют усилить тремя бригадами пехоты.

2018 - год нового обострения на Ближнем Востоке

Победа на "Евровидении": луч позитива

И словно луч света в темном царстве: на недавно завершившемся песенном конкурсе "Евровидение" победила израильтянка Нетта. В том, что Израиль может провести следующий конкурс на высшем уровне, сомнений нет. Но какой будет в стране обстановка в мае 2019 года?

Подпишитесь на нас