Как Татьяна Фельгенгауэр давала показания по делу о покушении на нее

3 мая в Пресненском райсуде прошло очередное заседание по делу о покушении на журналистку "Эха Москвы" Татьяну Фельгенгауэр. Она впервые приехала в суд и дала показания. Репортаж DW.

В среду, 3 мая, в Пресненском райсуде Москвы продолжилось рассмотрение уголовного дела о покушении на журналистку "Эха Москвы" Татьяну Фельгенгауэр. Напомним, что 23 октября 2017 года она получила ранение ножом в шею в помещении редакции, которое ей нанес 49-летний гражданин России и Израиля Борис Гриц. Позже на допросе Гриц утверждал, что поддерживал с ведущей "телепатический контакт" с 2012 года.

Фельгенгауэр впервые дает показания

Слушание дела началось с показаний самой Татьяны Фельгенгауэр, которая впервые лично прибыла в суд. Ее интересы представлял адвокат "Открытой России" Сергей Бадамшин. Журналистка вошла в зал в коротком красном платье и белых кедах и сразу поднялась на небольшую трибуну напротив судьи. По просьбе прокурора радиоведущая очень подробно рассказала о нападении на нее: где она сидела в этот момент, кто был рядом, видела ли она нападавшего.

По словам Фельгенгауэр, после редакционного совещания, которое закончилось необычно рано в тот день, она вернулась в комнату, где обычно сидят гости перед эфиром. Девушка копалась в мобильном телефоне, когда кто-то крепко схватил ее за шею и нанес удар. "В тот момент мне показалось, что это что-то типа резака, потому что это было очень острое и тонкое лезвие", - уточнила она.

Задержание Бориса Грица

Стараясь сохранять спокойствие, Фельгенгауэр описала характер ударов и несколько раз показала на себе, откуда текла кровь и как именно она, зажимая рану, пыталась остановить кровотечение. А также уточнила, что при этом сознание не теряла и до машины скорой помощи, которую вызвали коллеги журналистки, дошла сама.

-  Куда был нанесен удар? - спросил прокурор.

-  Слева, вот сюда, - ответила радиоведущая и показала рукой на шею. - Я почувствовала, как мне перерезают горло.

-  Воткнули или порезали?

-  Порезали. Там больше семи сантиметров длина. По шраму, собственно, видно.

Прокурор спросил, слышала ли пострадавшая фамилию Гриц раньше, и поступали ли ей прежде угрозы. Девушка ответила, что прочитала о Грице в газете уже после нападения, находясь в больнице. Угроз ей не поступало, а если что-то и писали, когда она была в эфире, то не подписывались.

В свою очередь адвокаты обвиняемого лишь спросили у потерпевшей, видела ли она нож в руке Грица в момент нападения. Фельгенгауэр ответила, что в сам момент удара не видела, а затем "было не до разглядываний".

Обстоятельства нападения на Фельгенгауэр

После дачи показаний журналистка спросила судью, можно ли ей покинуть заседание, и, получив утвердительный ответ, удалилась. Потом в зал суда поочередно пригласили еще двух свидетелей. Сначала стажерку "Эха Москвы" Александру Артемьеву, которая видела нападение, помогла вызвать скорую и вытирала кровь с пола, когда Татьяну Фельгенгауэр увезли в больницу. Затем охранника Александра Усачева, который первым после нападения задержал Грица и выбил из его руки нож. Сопротивляясь, Гриц порезал охраннику руку.

Свидетелей особенно тщательно расспрашивали, видели ли они орудие преступление и могут ли они его описать. Оказалось, что с трудом. "Но это был точно не канцелярский нож", - заверил Усачев.

Сам Борис Гриц, который все заседание сидел молча, после показаний Фельгенгауэр неожиданно обратился с вопросами к свидетелям.

- Вы уверены, что движения, которые я наносил, были резаные или колотые?

-  Не уверена, - сказала стажерка Александра.

У охранника же Гриц уточнил, видел ли тот, как наносились удары. Охранник ответил, что нет. Когда он вошел в комнату, Фельгенгауэр сидела на полу и обеими руками сжимал горло, откуда текла кровь. А Гриц, стоя у девушки за спиной, нависал над ней с ножом в правой руке.

После выступлений свидетелей судья объявила, что слушанье дела продолжится 10 мая. Тогда суд сможет допросить еще одного охранника "Эха Москвы" Игоря Сивакова, который в день нападения тоже помогал удерживать Бориса Грица до приезда полиции.

Смотрите также:

Жертвы во имя свободы печати

Мальта: Дафна Каруана Галиция

Журналистка Дафна Каруана Галиция погибла 16 октября 2017 года в результате подрыва арендованного автомобиля, в котором, по версии следствия, сработало дистанционное взрывное устройство. В последнее время репортер занималась расследованием в отношении главы правительства и его помощников в связи с подозрениями в коррупции. Она установила, что жене премьера принадлежит панамская офшорная компания.

Жертвы во имя свободы печати

Словакия: Ян Куцияк и Мартина Куснирова

Журналист Ян Куцияк и его подруга Мартина Куснирова были застрелены в своем доме в конце февраля 2018 года. Куцияк расследовал возможное влияние итальянской мафиозной группировки "Ндрангета" на правительство Словакии. В одном из своих последних материалов он обвинял приближенных премьер-министра Роберта Фицо в тесных контактах с итальянскими предпринимателями, в свою очередь, связанных с мафией.

Жертвы во имя свободы печати

Мексика: Мирослава Брич

Мирослава Брич была убита 23 марта 2017 года на пороге собственного дома 8 выстрелами в голову. Журналистка специализировалась на темах преступлений мексиканских наркокартелей и коррупции во власти. Убийца журналистки оставил записку со словами "Предательнице". Брич стала третьим представителем СМИ, убитым в Мексике в марте этого года.

Жертвы во имя свободы печати

Ирак: Шифа Гарди

Шифа Гарди погибла 25 февраля 2017 года от взрыва фугаса на севере Ирака. Она была репортером курдского телеканала "Рудав" (Rudaw) и вела репортажи о столкновениях иракских правительственных войск с боевиками ИГ. Радикальные джихадисты из ИГ обвиняются уже во многих случаях исчезновений или казней журналистов на территориях вокруг Мосула.

Жертвы во имя свободы печати

Бангладеш: Авиит Рой

"Вольнодумец" - так назывался блог Авиита Роя, который считал себя "светским гуманистом" и своими критическими замечания об исламе навлек на себя ярость религиозных фундаменталистов в Бангладеш. Рой жил в США, но в феврале 2015 года поехал на книжную ярмарку в Дакку, где был зарублен фанатиками с мачете. В Бангладеш блогеры и журналисты часто подвергаются нападкам исламистских экстремистов.

Жертвы во имя свободы печати

Саудовская Аравия: Раиф Бадави

10 лет лишения свободы и 1000 ударов плетью - таков последний приговор писателю и интернет-активисту из Саудовской Аравии. Раиф Бадави находится в заключении с 2012 года за "оскорбление ислама". Первые удары плетью были ему публично нанесены в январе 2015 года. Последовавшая вслед за этим волна международных протестов вынудила власти частично приостановить исполнение приговора.

Жертвы во имя свободы печати

Узбекистан: Салиджон Абдурахманов

Узбекистанский журналист Салиджон Абдурахманов находится в заключении с 2008 года по обвинению в хранении и распространении наркотиков. По данным "Репортеров без границ", правоохранительные органы Узбекистана подкидывают наркотики неугодным властям журналистам. Абдурахманов был внештатным корреспондентом "Голоса Америки" и ряда других СМИ.

Жертвы во имя свободы печати

Турция: Дениз Юджел

Корреспондент немецкого издания Die Welt Дениз Юджел был задержан в Стамбуле 14 февраля 2017 года. Власти инкриминируют ему членство в террористической организации, распространение пропаганды и злоупотребления при использовании информации. По турецким законам предварительное заключение Юджела может длиться до 5 лет. Всего после путча 2016 года в Турции были лишены свободы более 140 журналистов.

Жертвы во имя свободы печати

Китай: Гао Ю

Независимые журналисты работают в Китае под неусыпным наблюдением властей. Бывшая внештатная сотрудница DW Гао Ю была арестована в 2014 году и в апреле 2015 года приговорена к 7 годам лишения свободы за разглашение секретных сведений. Благодаря международному давлению журналистка была выпущена из тюрьмы и сейчас находится под домашним арестом.

Жертвы во имя свободы печати

Азербайджан: Мехман Гусейнов

Мехман Гусейнов является один из самых популярных видеоблогеров и журналистов в Азербайджане и известен громкими разоблачениями воровства в среде чиновников. В начале 2017 года в Баку он был подвергнут избиениям и пыткам, как сообщается, группой полицейских в штатском. В марте 2017 года Гусейнов был обвинен в клевете на начальника полиции и приговорен к 2 годам тюремного заключения.

Жертвы во имя свободы печати

Македония: Томислав Кежаровский

В 2013 году Томислав Кежаровский был приговорен судом в Скопье к 4,5 годам тюрьмы за то, что в своей статье назвал имя свидетеля убийства другого журналиста. По словам Кежаровского, он хотел пролить свет на "некоторые из многочисленных тайных пятен в македонской полиции и судебных органах". Позже приговор был смягчен. Сейчас журналист пишет книгу о своем заключении.

Now live
04:28 мин
Политика и общество | 12.03.2018

Быть независимым журналистом в современной России опасно

Подпишитесь на нас