Квота для "осси": почему восточные немцы редко занимают руководящие посты

Спустя почти 30 лет после воссоединения Германии на первых ролях в стране остаются западные немцы. "Осси" занимают лишь 1,7% руководящих должностей в ФРГ. Время устранить дисбаланс.

История о необычном судебном иске, в котором одну из фирм в федеральной земле Баден-Вюртемберг обвиняли в дискриминации, в 2010 году облетела первые страницы всех региональных СМИ на юго-западе Германии. Бухгалтер, выросшая в Восточном Берлине, подала в суд на компанию-производителя окон. Как и сотни тысяч других восточных немцев, женщина после падения Берлинской стены отправилась в Западную Германию в поисках работы. Но работу ей найти не удалось. На одном из заявлений, отправленном потенциальному работодателю и присланном обратно, она обнаружила пометку "осси" (так в Германии называют немцев с востока страны в противовес западным, "весси", от немецких "Ossi" и "Wessi". - Ред.), а рядом - жирный минус.

Женщина сочла это проявлением дискриминации по признаку происхождения и обратилась в суд с иском о возмещении морального ущерба. Она ссылалась на антидискриминационный закон 2006 года, обязывающий относиться ко всем людям одинаково, независимо от места их рождения. Но суд по трудовым спорам города Штутгарта отклонил жалобу, обосновав свое решение тем, что восточные немцы - это не "другой народ", так что истица не может быть жертвой дискриминации из-за того, что она "осси". В итоге дело закончилось мировым соглашением.

Дискриминация по признаку происхождения?

Найти статистические данные об аналогичных случаях в ФРГ не выходит. Информацию о них не удается получить и в отделе бундестага по борьбе с дискриминацией, где консультируют по подобным вопросам. По словам пресс-секретаря отдела Себастиана Бикериха (Sebastian Bickerich), к ним обращаются только в "единичных случаях".

В некоторых фирмах на западе Германии "осси" - нежелательные сотрудники

А между тем существуют веские причины для тысяч подобных жалоб: жители востока Германии занимают всего 1,7 процента руководящих должностей в стране. 80 процентов государственных университетов тоже возглавляют западные немцы. Это выяснилось в ходе исследования, проведенного университетом в Йене в 2017 году. При этом доля восточных немцев среди всего населения Германии составляет 17 процентов.

Существует множество примеров, которые с очевидностью демонстрируют, что спустя почти 30 лет после воссоединения Германии власть над денежными потоками находится в руках западных немцев, и именно они принимают основные решения в области экономики, судебной системы, обороны, административных вопросов, науки и образования.

Квота на восточных немцев

"Нам необходима квота на восточных немцев, иначе единство Германии так и не будет восприниматься всерьез", - заявил в середине марта 2019 года член парламентской фракции Левой партии Грегор Гизи (Gregor Gysi), один из самых известных восточнонемецких политиков в бундестаге. По его словам, глядя на статистические данные, отражающие участие восточных немцев в высших эшелонах власти, создается впечатление, что "Берлинская стена все еще стоит".

Дискуссии о том, что восточные немцы крайне редко занимают руководящие должности, возникают в стране не впервые. Но сейчас, после требований Левой партии, за дискуссией впервые должны последовать реальные шаги - левые официально подали в бундестаг заявление о введении восточнонемецкой квоты. Прежде всего ее необходимо ввести в органах федеральной власти, по отношению к федеральным служащим - государство должно служить примером, считают левые. При этом они ссылаются на статью 36-ю Основного закона, гласящую, что "в органах государственной власти должны быть представлены жители всех земель страны в соразмерном отношении".

Левая партия и правые популисты из АдГ наиболее популярны на востоке Германии

С требованием левых не согласны представители других политических партий Германии. Против него возражает даже уполномоченный федерального правительства по вопросам восточных земель. "Это лишь балаганный трюк, призванный окончательно убедить "осси" в их роли жертвы", - заявил в ходе парламентских дебатов Кристиан Хирте (Christian Hirte), депутат от Христианско-демократического союза (ХДС), сам родом с востока Германии. Возмущенные левые в ответ спросили у Хирте, понимает ли он, что его должность предполагает защиту интересов восточных немцев, а не наоборот.

Как же вышло, что большинство руководящих должностей заняли западные немцы? Первый шаг в этом направлении был сделан сразу после воссоединения страны - считалось, что старые политические элиты из ГДР должны быть отстранены от власти. Кроме того, западные немцы якобы лучше знакомы с новой политической системой, введенной 3 октября 1990 года после объединения западных и восточных земель страны. Со временем, обещали политики, баланс между западными и восточными немцами на руководящих постах будет восстановлен. Но этого не произошло.

Элита тянется к элите

Ларс Фогель (Lars Vogel) из Лейпцигского университета пытается найти объяснения этому. Его специализация - исследование поведения элит. "Группы, вытесненные с элитных позиций, сами по себе больше не могут туда вернуться - это универсальный закон", - объясняет Фогель. Любая элита в выборе преемников или соратников руководствуется тремя факторами: происхождением, образованием и карьерой. Играют роль правильный университет, правильная научная степень, правильный гольф-клуб - но в Германии все эти пути к вершине не настолько прозрачны, констатирует ученый.

Немцам с востока страны часто не хватает знаний о "правильных кругах" и доступа к ним. Важны и такие невербальные сигналы, как выражение лица, жесты и осанка - иными словами, речь идет о довольно тонких вещах, свойственных представителям высшего класса. Западные немцы, как правило, лучше владеют всем этим. Так что хорошо продуманная квота для восточных немцев, возможно, и позволила бы исправить положение. Но политическое большинство этот вариант не поддерживает.

Альтернатива восточнонемецкой квоте?

Впрочем, даже если сейчас за введение квоты выступает только одна партия в бундестаге, существует политическое понимание того, что ситуацию надо как-то менять. Теперь дело за стратегией. Уполномоченный федерального правительства по вопросам восточных земель Хирте считает, что помочь может целенаправленное размещение новых федеральных административных органов власти на востоке Германии.

Правительство страны уже предпринимает шаги в этом направлении - одним из примеров стал недавно созданный в Лейпциге Центр компетенции в области лесного хозяйства. Но исследователь поведения элит Ларс Фогель ставит под сомнение эффективность такой стратегии. Она, на его взгляд, "не гарантирует, что руководящие позиции в расположенных в восточных землях административных и правительственных органах не будут занимать западные немцы".

Но эта стратегия, по крайней мере, могла бы хоть как-то сбалансировать ситуацию, поскольку в настоящее время между востоком и западом страны неравномерно распределены не только руководящие должности, но и правительственные офисы. "Штаб-квартиры 90 процентов всех госучреждений находятся на западе Германии", - указывает депутат бундестага от правопопулистской партии "Альтернатива для Германии" (АдГ) Антон Фризен (Anton Friesen). АдГ внесла в парламент свое предложение о выравнивании этого несоответствия, которое вместе с заявлением Левой партии будут изучать профильные комиссии.

"Альтернатива для Германии" не призывает вводить квоты - по ее мнению, необходимо принять другие меры, прежде всего перенести месторасположение всех федеральных органов власти с запада на восток Германии. Причина, по которой правые популисты из АдГ не участвуют в дискуссии о квоте для восточных немцев, возможно, кроется в том, что два из трех основных кандидатов от АдГ на предстоящих выборах в земельные парламенты в восточнонемецких Бранденбурге, Саксонии и Тюрингии, - родом из западной Германии.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | Youtube | Telegram | WhatsApp

Смотрите также:

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Ура, мы снова вместе!

Ребята из Айхсфельда держат черно-красно-золотое полотнище без эмблем - государственный флаг Германии после объединения ФРГ и ГДР. Снимок сделан в начале января 1990 года перед маршем протеста, организованном на бывшей границе Тюрингии и Нижней Саксонии. Восточные немцы выступили против вмешательства Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) в процесс последних выборов в Народную палату ГДР.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Общая валюта

Лето 1990 года. Объединение страны еще не состоялось, но Deutsche Bank уже открыл свое представительство в восточногерманском Мюльхаузене. Поначалу оно располагалось в запечатленном на снимке автобусе. В Эрфурте к тому времени уже работали два филиала другого западногерманского банка - WestLB. И вскоре на территории ГДР вошла в обращение немецкая марка ФРГ.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Иллюзорный мир

После 1 июля 1990 года, когда на всей территории пока еще существовавшей ГДР официально ввели немецкую марку ФРГ, один за другим начали открываться торговые центры. Для восточных немцев это был новый, похожий на сказку мир. Но красовавшиеся на витринах товары были им не по карману: хотя официальный курс марки ГДР к марке ФРГ составлял 1:1, в реальности западная марка стоила двух восточных.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Символ капитализма

Катарине Ф. улыбнулось счастье: уже в 1989 году этой девочке, а тогда ей было шесть лет, подарили на Рождество куклу Барби. На дорогую игрушку родители решили потратить часть небольшой "приветственной премии", выдававшейся жителям бывшей ГДР по случаю падения Берлинской стены. Как на востоке, так и на западе страны далеко не каждый пребывал в эйфории от создания валютного союза между ФРГ и ГДР.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Кока-кола вместо Ленина

Старая "социалистическая" обстановка и - покрывало с символикой кока-колы... На протяжении четырех десятилетий эта символика считалась в ГДР олицетворением вражеской идеологии. Так что для некоторых, как для героини фильма "Гуд бай, Ленин!", вид красующихся рядом с памятниками Ленину плакатов с рекламой кока-колы оборачивался шоком.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Новый дизайн

В ГДР отнюдь не всем производителям удалось приспособиться к реструктуризации системы "народных предприятий" (Volkseigene Betriebe, VEB) и их преобразованию в рыночные структуры. Многие не выдержали конкуренции и обанкротились. Один из заводов попытался утвердиться на рынке, перейдя на выпуск дизайнерских телевизоров (на снимке). Но десять лет спустя его все равно поглотила крупная компания.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Полистать секретную картотеку МГБ ГДР

А этот прибор как ни один другой олицетворяет политическую систему ГДР. Устройство KG II служило для перелистывания сброшюрованных листов секретной картотеки министерства госбезопасности ГДР – "штази". В ней содержались данные о людях, штатно или внештатно работавших на МГБ ГДР. В 1992 году в Германии принят закон, обеспечивший доступ к документам "штази" для обычных граждан.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Оборотная сторона медали

Этот пострадавший от пожара телефон - тоже свидетель истории. В первые годы после падения Берлинской стены в Германии резко возрастает число преступлений с праворадикальной подоплекой. В ноябре 1992 года в результате теракта неонацистов погибают три человека в Мёльне (Шлезвиг-Гольштейн). В стране проходят акции протеста. Преступники приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

Встреча двух миров: жизнь немцев в первый год германского единства

Воссоединение "по-другому"

В год 25-летия воссоединения Германии вспоминается многое. Например, символический эпизод, когда друг в друга врезались легендарная восточногерманская малолитражка Trabant и западногерманский автомобиль B91. Выставка в Немецком историческом музее (Deutsches Historisches Museum) в Берлине открыта до 3 января 2016 года.

Now live
02:51 мин
Политика и общество | 03.10.2018

28 лет объединения Германии: как прошлое заставляет задума...

Подпишитесь на нас