Почему антикитайские митинги сулят головную боль Бишкеку

В Киргизии идет волна антикитайских митингов. Чего требуют митингующие, почему акции проходят сейчас и опасны ли они для властей в Бишкеке?

Три антикитайских митинга, прошедшие в Бишкеке один за другим в декабре 2018 - январе 2019-го, (последний митинг был проведен в минувший четверг) воскресили воспоминания о событиях начала 2000-х годов, когда антикитайские настроения сыграли свою роль в свержении первого президента страны Аскара Акаева. Сейчас вопрос в том, насколько нынешние акции способны детонировать киргизское общество, и беспокоят ли они главу государства Сооронбая Жээнбекова? Для ответа на эти вопросы нужно понять, чем вызваны протесты, и стоят ли за людьми, митинговавшими на площади Ала-Тоо и у китайского посольства, серьезные политические круги?

Народный контроль над китайскими деньгами и мужьями?

Из сообщений местных СМИ складывается следующая картина: несколько националистических киргизских организаций призвали жителей к акциям под такими лозунгами: депортировать из страны китайских нелегальных мигрантов, выдавать гражданам КНР меньше виз, и вообще ввести народный контроль над миграцией и мигрантами из Китая, ужесточить правила выдачи китайцам киргизского гражданства. В том числе, вступающим в браки с гражданками Киргизии.

Антикитайский митинг в Бишкеке 17.01.2019

Еще одно требование - поддержать тех проживающих в КНР этнических киргизов, которых там содержат в "лагерях политического перевоспитания". А также разобраться в том, насколько обоснованными являются китайские инвестиции и кредиты в Киргизии и как они используются. При этом власти разрешили проведение акций, но отнеслись к ним критически, также как и некоторые общественные организации. Их призыв - не поддаваться на лозунги провокаторов, которые, используя простых людей, хотят дестабилизировать обстановку в Киргизии.

"Местные наблюдатели указывают на то, что антикитайская риторика в обществе из латентного состояния перешла в острое еще осенью 2018 года, и связывают это с появлением в киргизских СМИ информации о практике отправления в Китае этнических киргизов в те самые "воспитательные лагеря", о которых и раньше очень много и гневно писали в электронных и печатных СМИ и в сетях в Казахстане - но в связи с нахождением в лагерях огромного числа казахов", - напоминает координатор евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова в интервью DW.

Лагеря политического воспитания или китайский пояс и путь?

"Дискуссия по поводу "лагерей политического воспитания" в Китае легла на и без того значительный антикитайский потенциал, имеющийся в киргизском обществе. Вопрос о лагерях этот потенциал активизировал, а националистические организации этим воспользовались и постарались вывести людей на улицу, возбудив их до точки кипения", - говорит эксперт из Центра восточноевропейских и международных исследований Беате Эшмент (Beate Eschment).

Беате Эшмент

"Да, высказано требование, чтобы правительство лучше контролировало китайские деньги. Но основной импульс - все же националистический, он основан на страхе быть поглощенными Китаем, страх перед "нашествием" приезжих из Китая. Это не связано напрямую с решениями правительства о тех или иных объектах хозяйствования, об актуальной экономической деятельности правительства", - продолжает собеседница DW.

Наталья Харитонова с этим не вполне согласна. "В Казахстане тема лагерей вызвала большой скандал, и Астане, очень того не желая, но пришлось высказать претензии Пекину. Однако, несмотря на то, что в Киргизии общество в целом настроено по отношению к КНР не менее настороженно, чем казахское, в данном случае я бы не ставила на первое место среди "возбудителей" именно этот фактор. Население, в первую очередь, волнует, не отдают ли постепенно руководители республики и чиновники на местах за китайские кредиты и взятки землю и природные ресурсы в руки более богатых и настроенных на экспансию соседей, так или иначе продвигающих хорошо известную стратегию "Один пояс, один путь", - говорит она.

Огнем и замком против китайских подрядов

"Весной 2018 года на юге жители подожгли офис, лабораторию и склады совместного киргизско-китайского золотодобывающего предприятия - оно, как они считали, угрожает экологии. Осенью, тоже на юге, селяне заперли китайских золотодобытчиков в контейнере - по мнению местных жителей, те вели работы незаконно", - продолжает российский эксперт. По ее словам, "инсайдеры указывали на то, что команда Алмазбека Атамбаева, шесть лет находившегося во власти до прихода Сооронбая Жээнбекова, мягко говоря, очень благоволила китайским кредиторам и инвесторам.

Наталья Харитонова

"Не случайно сейчас в отношении ряда членов этой команды ведутся уголовные дела, в том числе, связанные с "китайскими подрядами". Однако при Сооронбае Жээнбекове Бишкек горазд более осторожен в сделках с Пекином. И хотя экономические эмиссары из Китая ищут новые пути к новому президенту, но, насколько мне известно, пока не столь успешно, как при Атамбаеве. Возможно, этим объясняется малочисленность прошедших митингов. Судя по всему, не более трех сотен человек пришли и 7 января, и 17 января", - полагает координатор Jeen. 

Организаторы акций утверждают, что на китайских предприятиях в Киргизии массово трудятся китайские нелегалы, а киргизские ведомства, выдающие квоты иностранным трудовым мигрантам, идут на нарушения в пользу китайских гастарбайтеров. Такие факты действительно зафиксированы, отмечает Наталья Харитонова, и по статистике за 2017 год, приведенной в СМИ, почти четыре пятых от всех квот получили именно китайцы.

Темы

Киргизская миграционная статистика и головная боль Бишкека

"Но в 2018 году число приехавших граждан КНР снизилось по отношению к 2017 году с 41 307 человек до 35 215 человек. Хотя если принять во внимание число уехавших из Киргизии в те же периоды китайцев, то выйдет, что в 2018 году все же на 162 человека больше осталось в Киргизии, нежели в 2017. Что, возможно, говорит о тенденции к возрастанию, но совершенно не драматическому, ни в абсолютных, ни в относительных цифрах. Наконец, националисты считают, что власти слишком многим гражданам КНР выдают киргизские паспорта. Но, по данным российских СМИ, в 2017 году всего их было выдано 47, причем 31 из них - этническим киргизам", - приводит арифметику российский эксперт. В том, что цифры не подтверждают в полной мере опасения активистов, она видит еще одну причину умеренного участия людей в уличных акциях.

Но это не избавляет власти в Бишкеке от головной боли, которую вызывают три обстоятельства. С одной стороны, киргизское руководство не хочет ссоры со столь значимым экономическим донором - Пекином, что не раз подчеркивали в последние дни на разных уровнях руководители республики, включая президента. С другой стороны, власть не может просто проигнорировать настроения протестующих. Киргизия в недавнем прошлом не раз переживала кризис после того, как власть недооценивала способность той или иной протестной группы мобилизовать активистов и политические ресурсы.

"Людей, принявших участие в акциях, было меньше, чем рассчитывали организаторы протестов. Так что я не стала бы преувеличивать сейчас возможности националистов разыграть "китайскую карту" и мобилизовать массы, всерьез создавая угрозу стабильности государства. Но это не отменяет наличия базисного антикитайского настроя в этих массах", - подчеркивает Беате Эшмент.

И, наконец, команда нынешнего президента осознает опасность попадания в слишком сильную экономическую зависимость от Пекина. "Роль КНР во всех республиках Центральной Азии растет. И Киргизия, которая намного бедней, чем, например, Казахстан, больше подвержена риску оказаться в серьезной зависимости, вплоть до потери суверенитета в действиях. По моей оценке, эта граница в отношениях Киргизии с Китаем еще не достигнута. И задача правительства республики до этого не довести. А также задача России - не бросить такие страны как Киргизия и Таджикистан, и помочь им не оказаться в полной зависимости от Пекина", - считает немецкий эксперт.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:04
Now live
03:04 мин
Все сюжеты | 11.10.2018

В Китае узаконили "перевоспитательные" лагеря для мусульман

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Приехали, арендовали землю и пообещали высокий урожай

Душанбе решил обратиться к опыту Китая в области сельского хозяйства. Таджикские власти пригласили в несколько сельских районов страны китайских фермеров. Те получили в аренду земли, привезли с собой технику, семена и удобрения, пообещав осенью собрать высокий урожай.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Для таджиков - просто Ваня

Китаец Ванг Лей или, как он попросил себя назвать, просто Ваня родился под Пекином. По специальности он экономист, закончил Восточно-Сибирский государственный университет технологий в Улан-Удэ. Отсюда у него и хорошее знание русского языка. В китайской команде фермеров, которая сейчас работает в таджикском районе Яван, Ванг Лей не только бригадир, но еще и бухгалтер, а также переводчик.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Фантастические планы

В Яванском районе гости из Поднебесной арендовали около 400 гектаров земли. Большая часть этих сельхозугодий была не пригодной для земледелия. Сейчас китайцы ведут тут сев. С каждого гектара они обязались собрать не менее 40 центнеров хлопка и около 90 центнеров кукурузы. Эти планы местным властям кажутся просто фантастическими. Такого урожая тут не видели даже в благополучные советские времена.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Неутомимые труженики

Китайцы удивляют местных жителей не только рекордными планами, но и своим отношением к работе. Несмотря на 35-градусную жару, трудятся они в Яване не меньше 12 часов в сутки. А если и делают перерыв, то только для оперативного совещания или на короткий обед.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Без таджиков не обойтись

В составе китайской бригады в Яване - семь человек. Понятно, что такими силами освоить несколько сотен гектаров сложно. Поэтому гости привлекают к работе местных жителей. Поскольку мужчины из Явана в большинстве своем отправляются на заработки в Россию, на поля выходят молодые женщины. Конфликтов на национальной почве никаких не возникает.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Финансовый интерес для яванцев

Работа для местных жителей сдельная. Оплата - ежедневная и высокая по меркам Таджикистана. За день любой желающий может заработать у китайцев 45-50 сомони (около 10 долларов). При этом никто никого не принуждает, как было в советских совхозах. Работник может выйти сегодня, а завтрашний день, к примеру, пропустить. Все зависит только от желания работать и получать деньги за свой труд.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Специалисты зарабатывает больше

Ценным специалистам из числа местных жителей китайцы платят гораздо больше. Тракторист или слесарь здесь может заработать примерно столько же, сколько таджикский гастарбайтер в России - примерно 500 долларов в месяц при условии ежедневной занятости.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Собственные технологии

Китайцы привезли в Таджикистан не только свои семена и удобрения, но и технологии. Сразу после сева они укрывают землю пленкой. Говорят, что это в условиях таджикской жары сохраняет в почве влагу. Таким образом, не нужно постоянно поливать грядки. А это уже экономия рабочего времени и электроэнергии. Местные крестьяне решили также использовать этот метод коллег.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Русский язык доведет и до Явана

Граждане КНР в Таджикистане не только обучают местных жителей своим технологиям ведения сельхозработ, но и дают азы русского языка. Гости не владеют таджикским, а молодые яванцы - китайским. В этом случае выручает язык Пушкина и Достоевского. На удивление, на русском китайцы говорят очень хорошо.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

На деньги из Пекина

Фермеры из КНР, работающие в Яване, рассказали, что приехали в Таджикистан в рамках двустороннего межгосударственного соглашения. Работа у них контрактная, зарплату получают из Пекина. Китайская сторона оплачивает и труд местных жителей. Вот только как партнеры будут делить урожай, пока непонятно.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Китайцы и тут, и там

По неофициальной информации, сейчас в Таджикистане трудятся около 80 тысяч китайцев. Однако таджикские власти такую статистику опровергают и дают свои цифры. В настоящий момент, по данным миграционной службы Таджикистана, в республике не более шести тысяч мигрантов из Поднебесной. Они работают на полях, строят дороги, трудятся на промышленных предприятиях.

Из Китая в Таджикистан за высокими урожаями

Экспансии нет

Официальный Душанбе успокаивают население. Каждый въехавший в страну китаец, по словам сотрудников миграционной службы, проходит паспортный контроль и регистрируется. Эксперты, приветствуя заимствование опыта из КНР, все же рекомендуют властям быть осторожнее. Чтобы не появились в Таджикистане свои чайна-тауны, они советуют расселять китайцев среди местных жителей. В Яване это сделать удалось.