Почему власти Таджикистана преследуют своих оппонентов

В последние 10 лет в Таджикистане участились случаи преследование критиков власти. О причинах этой тенденции в интервью DW рассказала член Комитета ООН по правам человека Сара Кливленд.

На этой неделе Комитет ООН по правам человека обратился к властям Таджикистана с призывом освободить оппозиционного политика Зайда Саидова, осужденного в 2013 году на 26 лет тюрьмы по обвинениям во взяточничестве, мошенничестве, изнасиловании и многоженстве. Таджикская оппозиция считает приговор политически мотивированным.

В решении Комитета ООН по правам человека говорится, что приговор Саидову нарушает его гражданские права. В интервью DW член комитета Сара Кливленд прокомментировала это решение и рассказала о том, почему критики власти в Таджикистане все чаще подвергаются преследованиям.

DW: Комитет ООН по правам человека изучал дело Зайда Саидова с апреля 2015 года. Почему вам потребовалось столько времени, чтобы вынести решение?

Сара Кливленд: Согласно процедуре, сначала мы должны решить, можем ли мы вообще рассматривать дело. Затем мы просим власти государства дать ответ на обращение, и только потом его автор может предоставить свои комментарии относительно полученной от властей информации. То есть ведется дискуссия, чтобы каждая сторона имела возможность представить свою позицию. На это требуется время. И это не так уж и необычно, когда рассмотрение дела занимает несколько лет, прежде чем комитет примет решение.

- Почему вы считаете приговор Зайду Саидову несправедливым?

- В 2013 году господин Саидов объявил, что собирается учредить новую политическую партию, "Новый Таджикистан". И ему якобы сразу же начали поступать угрозы и указания от полиции и представителей власти прекратить эту деятельность. Ему не позволили провести пресс-конференцию, на которой он хотел представить свою партию. А потом его арестовали и завели уголовное дело.

Комитет по правам человека обнаружил, что у уголовного дела в отношении Саидова есть ряд недостатков. К примеру, во время допроса его незаконно лишили свободы, уголовное дело и расследование в отношении него незаконно были причислены к разряду секретных и закрыты в обход его права на открытое и справедливое судебное разбирательство.

Кроме того, в отношении Саидова была нарушена презумпция невиновности, поскольку еще до начала процесса государственные СМИ объявили его виновным, а  Антикоррупционное агентство Таджикистана распространило информацию, которая выставляла его виновным. К тому же Саидов не мог полноценно общаться со своими адвокатами, и ему было запрещено вызывать свидетелей. В результате мы решили, что судебное преследование в отношении Саидова стало нарушением его права на свободу выражения мнений и свободу собраний.

ООН: В Таджикистане преследование оппонентов власти стало тенденцией

- Случай преследования Зайда Саидова - не единственный в Таджикистане. В мае ваш комитет потребовал освободить еще одного оппонента действующей власти, Махмдали Хаита. Создается впечатление, что Комитет по правам человека лишь в последнее время так активно взялся защищать права политических диссидентов в этой стране. С чем это связано?

- Это связано с тем, что к нам стало поступать больше таких дел из Таджикистана. Я бы не сказала, что мы стали уделять повышенное внимание Таджикистану. Мы просто рассматривали дела по мере их поступления. Но в последние десять лет в стране действительно резко выросло количество случаев преследования оппозиционных политиков и их адвокатов, как в случае с Саидовым. Мы выражали обеспокоенность еще в 2013 году, когда Таджикистан в последний раз отчитывался перед комитетом о ситуации с соблюдением прав человека. В наших рекомендациях мы призывали власти прекратить преследовать членов оппозиции по политическим мотивам. 

- Какой реакции таджикских властей вы ожидаете теперь?

- Мы просим их найти пути решения проблемы в каждом конкретном случае и в течение 180 дней сообщить нам о шагах, которые они сделали, чтобы воплотить в жизнь наши рекомендации. К примеру, в случае с господином Саидовым мы просили власти Таджикистана отменить приговор и освободить его. И если они примут решение проводить новый судебный процесс, они должны гарантировать, что он пройдет в соответствии со справедливым порядком рассмотрения дел.

Мы также рекомендовали властям принять необходимые меры для  предотвращения подобных нарушений в будущем. То есть мы ожидаем от них гарантии того, что в стране не будет судебного преследования по политическим мотивам и несправедливых судебных разбирательств в отношении членов и лидеров оппозиции.

- Почему, на ваш взгляд, таджикские власти все сильнее закручивают гайки в отношении своих политических оппонентов?

- В последние годы в Таджикистане был предпринят ряд попыток подавить политическую оппозицию. Власти меняли конституцию, чтобы запретить политические партии, созданные на религиозной почве. Кроме того, две крупные оппозиционные партии были объявлены вне закона. Такова была тенденция.

Таджикистан прошел через очень длительную гражданскую войну. Процесс мирного урегулирования был призвал развивать демократию и предусматривал участие оппозиции в управлении страной. Но в последние годы это правило стало терять силу, так что власти консолидировали управление в своих руках и старались заглушить другие голоса и критику.

- Как, на ваш взгляд, эта ситуация может отразиться на отношениях Таджикистана с Евросоюзом и международным сообществом?

- Очевидно, что репутация страны в сфере прав человека влияет и на политическое сотрудничество, и на дипломатические связи, и на приток частных инвестиций. Если власти страны все чаще подавляют свободу выражения мнений и свободу ассоциаций, как это происходит в Таджикистане, я думаю, у Евросоюз эта ситуация должна вызывать беспокойство.

Смотрите также:

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Общее прошлое, похожее настоящее

Страны Центральной Азии роднит не только общее советское прошлое. Экономическая ситуация везде оставляет желать лучшего, уровень коррупции и рейтинг свободы слова во всех странах примерно одинаковый, и даже прирост населения похож. Хотя, конечно, есть и различия.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Узбекистан: Сельское хозяйство отступает

В Узбекистане с момента распада СССР кардинально изменилась структура экономики: раньше доля сельского хозяйства превышала треть, а сейчас не составляет и одной пятой. За последние пять лет в стране существенно выросла безработица. Минимальная зарплата - 36 евро, пенсия - 71 евро. Раньше именно Узбекистан "поставлял" большинство гастарбайтеров в РФ.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Узбекистан: Политические эмигранты

Во времена правления Ислама Каримова, жестко подавлявшего любые формы инакомыслия, на долю Узбекистана приходилось больше всего политических беженцев из региона - в первую очередь в страны Запада. Многие жители республики вынуждены были бежать, спасаясь от репрессий после подавления узбекскими властями восстания в Андижане.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Узбекистан: Смена президента

С 1991 года в Узбекистане было всего два руководителя. Ислам Каримов правил с 1991 года вплоть до своей смерти в 2016 году (ему было 78 лет). После него президентом стал Шавкат Мирзиёев. Сейчас ему 59 лет - и сложно угадать, как надолго он "задержится" во власти. Формально в парламенте представлены 4 партии плюс движение экологов, однако независимые СМИ называют выборы "политическим шоу".

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: Гастарбайтеры покидают РФ

Официально безработица в Таджикистане очень низкая - около 2,5%. Однако эксперты убеждены, что эта цифра занижена минимум вчетверо. По данным fergananews.com, средняя пенсия в Таджикистане в 2015 году была гораздо ниже, чем в других странах - около 30 евро в месяц. Количество трудовых мигрантов из этой страны в России уменьшается: сейчас в РФ живет менее 700 тысяч таджиков.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: Исламский фактор

Многих иностранных боевиков ИГ вербуют в Таджикистане, а потом, через другие страны, переправляют их на боевые территории. Западные эксперты считают, что с точки зрения исламизма Таджикистан - самая уязвимая страна в регионе. Таджикские власти используют этот фактор для подавления всякого инакомыслия.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: 201-я военная база

На таджикской территории находится 201-я военная база РФ. В 90-е годы российские военные участвовали в миротворческой миссии, остановившей гражданскую войну в Таджикистане. Сейчас база существует для того, чтобы служить своеобразным "щитом" для опасностей, исходящих из соседнего Афганистана. На базе в качестве вольнонаемных служащих работает много таджиков, получая высокие зарплаты.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: Преследования оппозиции

Глава Таджикистана - Эмомали Рахмон. И хотя он во власти уже 22 года, он не первый и не единственный президент страны - до него Таджикистаном руководили Кахар Махкамов и Рахмон Набиев (каждый - меньше года). В нынешнем составе таджикского парламента представлены 4 партии, однако реальной оппозиции в стране нет. HRW заявили, что власти Таджикистана арестовывают и пытают оппозиционеров.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Туркмения: Без свободы, но с ресурами

В Туркмении сравнительно высокая средняя зарплата - около 290 евро в месяц (данные asgabad.net). И хотя более половины населения занята в сельском хозяйстве, туркменская экономика до сих пор крайне зависима от экспорта энергоресурсов. Население до сих пор не платит за газ, воду и свет. Зато в рейтинге свободы прессы Туркмения находится на "почетном" третьем месте... с конца - 178-м.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Туркмения: Жизнь после Туркменбаши

О двух местных президентах слагают песни и легенды. Сапармурат Ниязов, знаменитый "Туркменбаши" - отец всех туркмен - правил (на разных должностях) с 1985 года. В 2006 он скончался, а эстафету перенял Гурбангулы Бердымухамедов. Ему всего 59 лет, а президентские выборы он уже выигрывал трижды. Говорить о какой-либо оппозиции в Туркмении, одной из самых диктаторских стран региона, нельзя.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Казахстан: Зависимость от нефти

Экономика Казахстана - крупнейшая в регионе и вторая на постсоветском пространстве. Однако ее благополучие вплотную зависит от цен на природные ресурсы, включая нефть. За последние годы курс тенге неоднократно опускался. Средняя зарплата в стране - около 410 евро (по данным forbes.kz).

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Казахстан: Астана - визитная карточка

Казахстан стремится быть как можно более близким к европейской культуре. Столица Астана - визитная карточка страны. Здесь находятся основные административные учреждения страны и офисы крупных компаний.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Казахстан: Под руководством долгожителя

Казахстаном правит главный постсоветский долгожитель - Нурсултан Назарбаев (официальный титул - "Елбасы", лидер нации). У власти он находится с 1989 года. Очередные выборы, в 2015 году, он выиграл, набрав почти 98% голосов. Оппозиция в Казахстане существует, однако она находится под жестким прессингом властей.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Киргизия: Иссык-Куль и свобода слова

Не так давно внешний долг Киргизии резко вырос, что осложняет экономическое положение страны. Зато именно здесь находится знаменитый Иссык-Куль - и туризм приносит казне немало денег. Да и со свободой прессы тут неплохо: в рейтинге "Репортеров без границ" Киргизия на 89-м месте - выше всех соседей, РФ, Беларуси и Украины!

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Киргизия: Базы в Манасе и Канте

Киргизия зарабатывала на том, что предоставляла право размещать на своей территории иностранные военные базы. Так в аэропорту "Манас" вблизи Бишкека до 2014 года находилась военная база США - в числе прочего, здесь дозаправлялись американские самолеты, летевшие в Афганистан. А в Канте до сих пор размещена российская военная база.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Киргизия: Уже четыре президента

В сравнении с другими странами региона, в Киргизии царит относительная демократия - там с 1990 года правит уже четвертый президент (включая одного временного), причем первых двух - Аскара Акаева и Курманбека Бакиева - свергали в результате революций. Многим памятны трагические события 2010 года, когда на юге страны погибли более 200 человек. Очередные выборы президента пройдут в ноябре 2017 года.

Now live
02:14 мин
Все сюжеты | 31.03.2016

Почему таджики воюют за "Исламское государство"

Подпишитесь на нас