Почему немцы всего боятся

Мнимые болезни и угрозы, невидимые излучения, - все это очень пугает немцев. Но есть и реальные опасения. Феноменом немецких страхов занимаются в Германии на серьезном уровне.

Немцы как дети: они обожают страшные сказки. Именно сказки, - подчеркивает в своей вышедшей несколько лет назад книге "Страх недели" профессор Вальтер Кремер (Walter Krämer). Коровье бешенство, птичий грипп, асбест, диоксин, поливинилхлорид, радиоактивное излучение от контейнеров с отходами АЭС, электромагнитное излучение от ретрансляторов сотовой связи, повышенное давление, пониженное давление, - все это порой вызывает у немцев массовую панику. У этого феномена даже есть в мире особое название: German Angst.

Страшилки индивидуальные и коллективные

Есть люди, которые боятся высоты, у кого-то - клаустрофобия, кто-то испытывает панический страх перед пауками или жуками... Но это все - страхи индивидуальные. А есть страхи коллективные, которые охватывают все общество, целую страну. И преодолеть их тоже можно только, как говорится, всем миром. О феномене таких коллективных, специфически немецких страхов рассказывает выставка "Страх. Немецкое чувство?", которая проходит сейчас в Музее современной истории Германии в Бонне.

Разумеется, представить все немецкие страхи было в экспозиции невозможно. Поэтому куратор выставки Торстен Шмидт (Thorsten Schmidt) и его коллеги решили ограничиться лишь четырьмя. Один из них - самый актуальный и самый распространенный сейчас в Германии. Это страх перед тем, что стране не удастся справиться с проблемой беженцев. Один из репрезентативных опросов показал, что этого опасаются 63 процента немцев. Одним из 300 экспонатов выставки в Бонне стала повозка-карикатура, участвовавшая в карнавальном шествии в Дюссельдорфе: волна беженцев (на ней так и написано: "Волна беженцев") смывает канцлера Германии Ангелу Меркель (Angela Merkel).

Волна беженцев смывает Ангелу Меркель

Но выставка не просто констатирует факт. Она проводит параллели с началом 1990-х годов, когда в стране сложилась аналогичная ситуация: сюда хлынул поток беженцев из бывшей Югославии, охваченной войной. Но с этой проблемой удалось справиться, почему же нельзя решить и нынешнюю?

Культура и стиль жизни | 31.05.2016

Только б не было войны

Другой страх немцев, страх перед атомной войной, в значительной мере остался в прошлом. Две волны были особенно сильными: в 1957-58 годах, когда шла дискуссия об оснащении бундесвера ядерным оружием, и в начале 1980-х, когда в ответ на размещенные в соседних соцстранах советские ракеты с ядерными боеголовками было решено разместить американские "Першинги" в ФРГ. Один из политиков, говоря о масштабном "движении за мир", о протестах и демонстрациях, ехидно заметил по этому поводу: "Ракеты на Востоке, а пацифисты на Западе". Как бы то ни было, но опасения, что Западная Германия, разместив у себя атомное оружие, становится целью ядерного удара, разделяли тогда очень многие немцы.

Торстен Шмидт объясняет этот страх, как и вообще феномен German Angst, историческим опытом ХХ века: немцы пережили поражение в Первой мировой войне, нацистскую диктатуру, еще одну войну, тяжелые послевоенные годы, раздел страны... Возможно, как раз господством национал-социалистов в 1933-1945 годах объясняется страх перед недостаточной, как думают многие немцы, защитой их персональных данных, страх, который побуждает немцев выступать против собирания о них информации в интернете, против панорамных изображений Google Street View, против видеокамер на вокзалах, переписи населения, против контроля и надзора любого рода.

Молоко Чернобыля

Этим страхам посвящен третий раздел выставки. А четвертый рассказывает об угрозах природе, окружающей среде, которые особенно остро воспринимают именно немцы. Порой это принимает абсурдные формы - как, например, во всеобщем движении второй половины 1980-х годов за спасение якобы умирающих в Германии лесов. Подробно и с определенной порцией иронии представлена в экспозиции паника, охватившая немцев после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Радиоактивное облако, прошедшее над Европой, действительно представляло реальную угрозу, - но для Германии все же не столь чудовищную, как это нагнетали СМИ. Один из экспонатов - пакет молока, на котором крупно напечатано "Отбой тревоги". А то ведь немцы боялись покупать молоко: вдруг коровы поели зараженную радиоактивностью траву?..

Перед радиоактивностью немцы вообще испытывают почти мистический страх - возможно, потому, что эта опасность невидима. Пару лет назад страна была серьезно встревожена перевозкой контейнеров с отходами АЭС. Люди чуть ли не на шпалы ложились. А на самом деле даже полицейские, стоявшие шпалерами вдоль железнодорожных путей, по которым перевозили контейнеры с отходами АЭС (поезд приходилось защищать от воинственных демонстрантов), получали дозу излучения всего-навсего 0,000007 миллизиверта в час - десятую часть того, что любой из нас и так получает, выходя на улицу.

В природе не встречается

Но на реальные цифры в подобных случаях мало кто смотрит. Когда французская организация Generation Future сообщила, что в повседневном меню среднестатистического десятилетнего ребенка - 40 вредных, отчасти канцерогенных веществ, то немцы тут же забили тревогу. Между тем, уровень концентрации этих веществ ни в одном случае не превышал норму. Реальную угрозу они могли бы представлять только в том случае, если бы ребенок поглощал свою привычную еду тоннами.

А уничтожение в Германии миллионов куриных яиц в начале 2010 года? Это было вызвано паникой по поводу якобы опасной концентрации диоксина в яйцах. Мол, в некоторых содержится более 3 пикограммов (трех триллионных грамма) диоксина, что выше немецкой нормы. Между тем, в то же самое время немцы преспокойно покупали и с удовольствием ели рыбу из Балтийского моря и речных угрей, в которых концентрация диоксина в десять раз выше. Впрочем, и она была не опасна.

"Допустимые в Германии концентрации вредных веществ столь низки, что в природе такое почти не встречается", - с иронией замечает по этому поводу профессор Кремер. Ни о какой реальной угрозе для здоровья человека даже в случае некоторого превышения подобных норм и говорить не приходится.

В общем, ясно, что феномен, который за пределами Германии называют German Angst, очень часто носит иррациональный характер. Но не всегда. Во всяком случае, выставка в Бонне рассказывает как раз о реальных угрозах - правда, гипертрофированно увеличенных (или лучше сказать: преувеличенных). По этому поводу можно иронизировать, и все же выдуманные страхи предпочтительнее реальных.

Смотрите также:

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Колдовское проклятие

Иллюстрация к эпической древнеиндийской поэме "Рамаяна" показывает, как ее герои Рама и Лакшмана сражаются с демоном и отрубают ему руки. Тем самым они снимают проклятие с Кабандхи, который был превращен в этого ужасного, безобразного монстра. Большинство демонов как в восточной, так и в европейской традиции - это заколдованные человеческие существа или падшие ангелы.

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Рустам сражается с Белым дивом

В персидском эпосе "Шахнаме" герой поэмы Рустам сражается с Белым дивом, предводителем всех демонов Мазендерана (на рисунке в рукописи конца XVI века он почему-то синий). Автор поэмы Фирдоуси так описывает один из семи подвигов Рустама: "Громады нависшие разворотив, Длил яро борьбу изувеченный Див... Друг друга терзали, ломали они, Всё кровью вокруг заливали они..."

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Злой дух театра Но

Маска злого духа японского театра Но. Театр этот, в том числе и амплуа действующих лиц, очень строго формализирован. Маски являются неотъемлемым атрибутом драмы. Мастерство актера состоит в том, чтобы оживить маску, придать ей особую выразительность своей игрой.

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Демон ревности

Еще одна маска - на этот раз маска ревнивой женщины (Япония, конец XVIII в.) Такие маски тоже надевали актеры в традиционном театре Но. Маска стала одним из экспонатов проходящей в цюрихском музее Rietberg выставки "Монстры, бесы, демоны". Судя по рогам, ревность была не беспочвенна.

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Фольклорный монстр Акасита

Одно из традиционных японских чудовищ, изображенных на свитке эпохи Эдо в первой половине XIX века. Свиток, названный "Бакемоно цукуси", является своеобразной иллюстрированной энциклопедией монстров японского фольклора. Этот, прячущийся в черном облаке, носит имя Акасита. Встреча с ним сулила беды и неприятности.

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Битва за Землю

Хираньякша (слева) - в индуистской мифологии демон-асура, божество низкого ранга, но обладающий большой силой. На рисунке он - с богом Вишну, воплотившимся в вепря, чтобы сразиться с Хираньякшой и спасти Землю, которую демон унес на дно океана. Их битва длилась тысячу лет, но в конце концов Вишну победил, убив грозного врага.

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Раскаявшийся демон

Фудзин - японский бог ветра. В мешке у него как раз и хранятся ветры - до поры до времени. Это один из старейших синтоистских демонов, который по китайским буддистским верованиям воевал с небесным воинством Будды, попал к нему в плен и потом перековался, раскаялся и с тех пор служит добру.

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Стрела против проказы

Это рисунок знаменитого Хокусая - художника и гравера, пожалуй, самого известного мастера японской ксилографии. Хокусай изображал не только гору Фудзи. Вот одна из его иллюстраций к историям о легендарном сёгуне и полководце Таметомо, чьи стрелы поражали и злых духов. Среди прочих подвигов Таметомо обратил в бегство и демона проказы.

Демоны, монстры, бесы в восточном фольклоре

Монстр приглашает

А это уже не народный эпос, а день сегодняшний. В экзотическом одеянии злого духа танцует участник рекламного шоу, которое организовали индийские участники Международной туристической ярмарки в Берлине, приглашая в свою удивительную страну.

Now live
02:08 мин
Все сюжеты | 07.09.2017

Чего немцы боятся больше всего


Подпишитесь на нас