Режиссер запрещенного "Тангейзера": "Кулябин, а где скандал?"

В новом сезоне Тимофею Кулябину заказали оперу в Германии. В интервью DW режиссер рассказал о чувстве страха и своем имидже провокатора.

DW: Недавно вы вернулись с фестиваля Wiener Festwoche. В Вене, судя по отзывам критиков, вас приняли на ура. Как вы думаете, чем обусловлен ваш успех не только в России, но и за рубежом?

Тимофей Кулябин: Было громкое дело по поводу одного оперного спектакля, которое не имело отношения к спектаклю. А что касается "Трех сестер", у него счастливая фестивальная судьба. Спектакль, с одной стороны, экспериментальный, с другой стороны, он остается в рамках русской психологической традиции. Это сочетание и создает интерес.

- "Тангейзер" попал в опалу и был снят с репертуара в Новосибирске. Нет ли желания вновь поставить Вагнера, но уже на немецкой сцене?

- Есть желание, да. Меня захватила музыка "Тангейзера", и мне бы хотелось испытать эти ощущения от работы с Вагнером еще раз. Как только будет возможность, я думаю, что обязательно ею воспользуюсь.

- Пока же в следующем сезоне у вас запланирована премьера "Риголетто" в оперном театре Вупперталя (Opernhaus Wuppertal).

- Там сейчас новый директор - Бертхольд Шнайдер (Berthold Schneider). Он увидел запись "Тангейзера" еще до всех этих событий, которые потом последовали, понял идею, и ему очень понравился спектакль. "Риголетто" было предложено театром, и мне показалось интересным найти новые сценические реалии, которые были бы, с одной стороны, узнаваемы и современны, а с другой - созвучны гениальной музыке Верди.

- В афише сказано, что "Риголетто" будет идти на итальянском языке с немецкими субтитрами. На каком языке будет проходить работа над оперой? Вы говорите по-немецки?

- Как правило, в этом нет большой проблемы. Мы можем общаться на английском, плюс у нас будет немецкий переводчик. К сожалению, по-немецки я не говорю, но особый интерес у меня существует. Я очень люблю немецкую культуру и в частности немецкий театр - оперу и драму. Часто бываю на немецкоязычной территории, почти каждый год езжу на фестиваль Theatertreffen в Берлине как зритель и просто смотрю спектакли в разных городах Германии.

- В новом сезоне у вас еще одна премьера - "Процесс" Кафки в Новосибирске. Как вы думаете, где охотнее и чаще смеются над системой - в России или за рубежом?

- Скорее, это к социологам вопрос. Мне кажется, у нас сама природа смеха разная. В России только смеются и все, только это и остается. И никто не… Это сложный вопрос. Я не думаю, что тематическая часть романа Франца Кафки исчерпывается некой системой. Этот роман гораздо глубже, объемнее и вообще не про это.

Темы

- Тогда о чем будет ваша постановка?

- О природе человеческого страха. О страхе, как о физиологическом понятии. В широком смысле: не только страх вины или наказания, а об одном из тех чувств, с которым ты не в состоянии бороться.

- Страх ощущает каждый из нас?

- Да, к сожалению, никто из нас не может избежать этого чувства.

- И все же в своих постановках вы переносите действие пьес в современность, а из "Процесса" не выкинуть критику судебной системы и бюрократии…

- Выкинуть можно все, это не проблема. Я просто не буду делать на этом акцент, меня это не интересует. Тема борьбы с системой несвежая, скучная, в ней бессмысленно искать что-то новое. Не думаю, что этот роман про человека и систему. Меня в этой книге интересуют другого рода проблемы, связанные с личностными переживаниями своих кошмаров и страхов.

Спектакль "Три сестры" Тимофея Кулябина

- Вообще вас интересует злободневный, политический театр?

- Меня нет.

- Российские СМИ уже провели параллели между вашей судьбой и романом "Процесс". Йозеф К. - это вы?

- Журналистам нужны шаблоны, я спокойно к этому отношусь и игнорирую. Эти ожидания меня смешат. Моя последняя премьера была в Большом театре - комедийная опера Доницетти "Дон Паскуале". Но все почему-то ждали провокации. Потом я потешался, когда читал эти отзывы, мол, "Кулябин, а где скандал?". Бессмысленно бороться с представлениями о том, как и что я делаю. Они, вероятно, надолго искажены и исковерканы.

- И на Западе после скандала с "Тангейзером" вас воспринимают как режиссера-бунтаря…

- Просто я знаю, если написать "скандальный режиссер Кулябин", тебя больше прочитают. Это законы журналистики. Мне даже пишут знакомые журналисты, которые делают со мной интервью, мол, извини, конечно, но мы снова напишем, что ты скандальный. Я абсолютно спокойно, философски отношусь к этому.

Смотрите также:

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

Дама без возраста: "Мадам Баттерфляй"

"Мадам скоро стукнет 60", - сострил еженедельник Spiegel, опубликовавший подборку десяти старейших (по годам жизни на сцене) и популярнейших (по числу исполнений) опер немецкоязычного пространства. В обеих "дисциплинах" лидирует "Мадам Баттерфляй" Джакомо Пуччини, поставленная Йозефом Гиленом в 1957 году на сцене Венской оперы. Спектакль прошел 374 раза. На снимке: первая Баттерфляй Сена Юринац.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

"Севильский цирюльник": залог успеха

Молодые люди, бывшие в 1968 году свидетелями премьеры "Севильского цирюльника" Джоаккино Россини в берлинской Staatsoper, успели обзавестись детьми и внуками, а спектакль все идет. Залог успеха постановки - классический язык и знаменитое режиссерское имя: спектакль поставила Рут Бергхаус. За 58 лет он прошел 359 раз.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

"Тоска" на главной западноберлинской сцене

"Тоска" Джакомо Пуччини была поставлена Болеславом Барлогом на сцене Deutsche Oper - главной сцене Западного Берлина - в 1969 году. Барлог, начинавший карьеру еще в 1920-е годы и во многом ориентировавшийся на Всеволода Мейерхольда, смотрится и сегодня вполне современно. Спектакль прошел 377 раз.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

"Кавалер розы": сделайте нам красиво

"Кавалер розы" Рихарда Штрауса - разлитая в воздухе красота. К тому же эффекту стремились создатели самого традиционного из спектаклей Баварской госоперы - Юрген Розе и Отто Шенк. "Старожила" холят и лелеют: обновляют декорации и костюмы, вводят новых исполнителей. В настоящий момент постановку ведет Кирилл Петренко, Маршальшу поет Аня Хартерос (снимок). С 1972 года спектакль прошел 182 раза.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

"Гензель и Гретель": старая сказка

Песенки из этой оперы знает в Германии любой ребенок: написанная в 1893 году Энгельбертом Хумпердинком на основе народных сказок, собранных братьями Гримм, опера "Гензель и Гретель" относится к числу самых популярных и репертуарных. Ставят ее преимущественно под Рождество и тогда же показывают. В Гамбурге - с 1972 года в великолепной постановке Петера Бовэ.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

Восстановленный "Вольный стрелок"

"Вольный стрелок" Карла Марии вон Вебера - первая романтическая опера в истории немецкой музыки. Поэтому парадоксально, что публика упорно отдает предпочтение самым консервативным трактовкам этого революционного произведения: с народными костюмами и реалистическими декорациями. В Штутгарте только что восстановили как раз такую, образца 1980 года. Правда, не без некоторой иронии.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

"Золушка" без возраста

Если главную партию в опере Россини "La Cenerentola" ("Золушка") поет Чечилия Бартоли, вопрос о том, кто именно ставил спектакль, невольно уходит на второй план. Звезда бельканто блистает на сцене оперы в Цюрихе. Постановке - 22 года. О возрасте дивы говорить не принято.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

"Волшебная флейта": как при Моцарте

Подлинный шедевр - постановка самой загадочной и самой знаменитой оперы Моцарта, осуществленная на сцене берлинской Staatsoper Августом Эвердингом в 1994 году. Эвердинг ориентировался на самую первую постановку, состоявшуюся в Вене в октябре 1791 года, за два месяца до смерти композитора. Спектакль неизменно идет с аншлагом.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

Любовь к "Любви к трем апельсинам"

Спектакль по опере Сергея Прокофьева идет на сцене Komische Oper в Берлине с 1998 года в прочтении Андреаса Хомоки. Это единственная русская опера в нашей топ-десятке, в которой, впрочем, отсутствуют и произведения таких авторов как Рихард Вагнер и Джузеппе Верди. Это связано с тем, что к их произведениям режиссеры испытывают повышенный интерес и ставят особенно часто, вытесняя старые спектакли.

Главные рекордсмены немецкой оперной сцены

"Богема": 20 лет во Франкфурте

Правы те, кто говорят, что репертуар многих крупнейших опер Европы выглядит так, будто XXI век и не думал начинаться. Как бы там ни было, но на "Богему" публика приходит всегда, а ведь она идет во Франкурте-на-Майне уже двадцать лет. И зритель всегда будет приходить.