Сайт DW в Узбекистане: 14 лет без права доступа

В Узбекистане снова доступен сайт DW, прекращена блокировка ряда других зарубежных веб-ресурсов. Это значит, цензура побеждена, а независимая журналистика в стране вновь в почете?

15 мая ОБСЕ в лице представителя по вопросам свободы СМИ Арлема Дезира заявила о том, что приветствует разблокировку ряда СМИ и информационных сайтов в Узбекистане. В том числе, и то, что в республике снова доступен для пользователей интернета сайт DW. До этого, в начале мая, агентство информации и массовых коммуникаций при администрации президента Узбекистана известило общественность о том, что после проверки заявления представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ о затрудненном доступе к некоторым зарубежным веб-ресурсам полный доступ восстановлен к ряду СМИ, в том числе и нашему.

Признал ли Ташкент блокировку веб-ресурсов?

Поскольку в течение полутора десятков лет блокировки, осуществленной при президенте Исламе Каримове, мы уже несколько раз получали неподтверждавшиеся сигналы о том, что сайт DW можно открыть в Узбекистане, сообщение агентства проверили наши источники на месте. Действительно, важная и хорошая новость подтвердилась - сайт открывается.

Шавкат Мирзиёев

Наши коллеги из других СМИ рассматривают это событие в общем контексте перемен, происходящих в Узбекистане в последние два с половиной года, то есть после прихода там к власти нынешнего главы государства Шавката Мирзиёева. "Я очень рад решению руководства Узбекистана о практическом прекращении интернет-цензуры. Очень хорошо, что в стране сегодня изменяется не только экономическая политика, но и социальная жизнь, и отношение к средствам массовой информации", - высказался по этому поводу Даниил Кислов, учредитель информагентства "Фергана", сайт которого, также как и DW, долгие годы подвергался блокировке.

При этом журналисты обратили внимание и на то, что в сообщении агентства информации и массовых коммуникаций не говорится о прекращении блокировки веб-ресурсов. Речь идет лишь о ликвидации неких технических проблем, препятствовавших доступу к сайтам. То есть сам факт блокировки остался "за кадром". Как и первопричина, вызвавшая ранее санкции в отношении ряда СМИ.

Чем провинилась DW перед Исламом Каримовым

В этой связи мы хотим напомнить историю, которая сопутствовала блокировке сайта DW. Она непосредственно связана с трагедией в Андижане, произошедшей ровно четырнадцать лет назад, 12-14 мая 2005 года. Возможно, еще до массового расстрела жителей этого города узбекскими силовиками надзорные органы республики рассердил радиорепортаж и онлайн-сообщение "За что преследуют бизнесменов в Узбекистане".

Протестующие на площади Бабура в Андижане, 13 мая 2005 года

Они были выпущены 8 мая 2005 года специализированной программой DW для стран Центральной Азии на русском языке за несколько дней до протестов в Андижане и рассказали о судебном процессе в этом городе, на котором власти обвиняли в принадлежности к запрещенному в Узбекистане мусульманскому движению "Акромия" два десятка молодых местных бизнесменов, известных населению своей благотворительностью. Корреспондентом DW, работавшим над этим сообщением в Узбекистане, была Наталья Бушуева.

Именно на защиту этих бизнесменов через несколько дней поднялись местные жители, чье восстание, начавшееся 12 мая 2005 года, было на следующий день подавлено войсками с демонстративной жестокостью. За этим последовали потоки беженцев из страны, репрессии и суды против "андижанцев" и заступавшихся за них правозащитников, тотальная цензура. Об этих событиях, как и несколько других зарубежных СМИ, DW тогда сообщала устами корреспондентов в Узбекистане.

Корреспонденты DW после восстания в Андижане

Наталья Бушуева

"Сразу после расстрела в Андижане, который произошел в пятницу 13 мая, я в воскресенье вылетела на давно запланированную конференцию для женщин-журналистов в Азербайджан, вместе с коллегами из других СМИ - Галимой Бухарбаевой и Матлюбой Азаматовой. И тогда Галима рассказала как очевидец, что произошло в Андижане. А когда я вернулась в Ташкент через две недели, то активно взялась за освещение тех событий, поскольку ежедневно что-то происходило с правозащитниками. Их задерживали, шли суды, речь шла о применении пыток и так далее. Меня стали посещать сотрудники СНБ (тогдашнее название службы госбезопасности в Узбекистане. - Ред.) и предупреждать о нежелательности таких моих материалов", - вспоминает Наталья Бушуева.

В этот период сайт DW уже был заблокирован, хотя в какой именно момент это произошло, источники указать не могут. Согласно их воспоминаниям, сайт стал недоступен уже во второй половине мая, однако радиовещание DW сохранялось - как утверждает один из источников DW, на его глушение тогда у Ташкента не было средств.

Наталья Бушуева указывает на то, что когда у нее закончилась аккредитация от DW при МИД Узбекистана, ей в Ташкенте документ не продлили - как и другим коллегам. "Я и другие корреспонденты вплоть до 2007 года вынуждены были работать инкогнито, поскольку вышел закон о запрете работы на иноСМИ без аккредитации. А потом тучи над нами стали совсем сгущаться".

Закрытие корреспондентской сети DW в Узбекистане

В марте 2007 года тогдашний генеральный директор DW в резкой форме выразил протест "против массивных препятствий, чинимых государственными органами работе свободных сотрудников Deutsche Welle в Узбекистане". Он охарактеризовал как "неприемлемые" "попытки прокуратуры запугать журналистов и оказать на них давление". 

Подавление восстания в Андижане, 13 мая 2005 года

"Действительно, власти начали расследование и по уголовным статьям - за оскорбление и клевету в адрес президента, за посягательство на конституционный строй, за изготовление и распространение сведений, ведущих к общественным волнениям. Но потом по неким причинам расследование было свернуто", - сообщил на условии анонимности источник DW.

В свою очередь, руководство DW тогда приняло решение не подвергать журналистов в Узбекистане риску и не работать с теми стрингерами, которые не имеют аккредитации. Наталья Бушуева в 2007 году покинула Узбекистан и получила статус политического беженца в Европе.

Закон об аккредитации в Узбекистане и корреспонденты иноСМИ

К этому необходимо добавить тот факт, что в 2011 году список заблокированных в Узбекистане веб-ресурсов существенно пополнился, в него попали и ряд российских СМИ, в том числе сайты первого и второго каналов российского ТВ, изданий "Коммерсант", "Независимая газета", а также, например, онлайн-версия американской газеты The New York Times.

Что касается закона о необходимости аккредитации, сопутствовавшего в Узбекистане блокировке сайтов зарубежных СМИ, осуществленной сразу после андижанских событий 2005 года, то он до сих пор не отменен - профессиональная деятельность на территории республики иностранных корреспондентов, не получивших аккредитации в МИДе, запрещается и влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством республики. Кроме того, как следует из документов, размещенных в узбекистанских официальных СМИ, нужна аккредитация и для журналистов, сопровождающих иностранные делегации.

Как пояснил ташкентский политолог Юрий Черногаев, до 2007 года сотрудничавший с DW в качестве корреспондента, в МИД республики считают, что вопрос об отмене этого закона пока поднимать рано, тем более, что сам глава государства с такой инициативой еще не выходил. А влияния агентства информации и массовых коммуникаций, возможно, желающего этого, пока недостаточно.

Впрочем, указывает собеседник DW, это агентство - не единственное учреждение нынешней власти, озабоченное ситуацией с журналистами. Так, министерство экономики Узбекистана предоставило анализ, из которого следует, что отсутствие корреспондентов иноСМИ ведет к плохому пиару республики и реформ в ней за рубежом. При этом, по оценке экспертов министерства, именно недостаток инвестиций является сегодня ключевым вызовом развитию Узбекистана.

______________

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в Twitter | Facebook | YoutubeTelegramWhatsApp

Смотрите также:

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Чем интересен Узбекистан

Когда иностранцы говорят об Узбекистане, то, прежде всего, вспоминают Самарканд или Бухару. Эти древние города упоминаются в сказках "Тысяча и одна ночь". Только в прошлом году ради них Узбекистан посетили свыше 2,5 миллионов туристов. После смерти Каримова иностранные гости часто бывают и в столице республики -Ташкенте.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Древние стены Самарканда

Однако большинству жителей Узбекистана поездка в Бухару или Самарканд по-прежнему не по карману. Самый дешевый билет на поезд из Ташкента до Самарканда стоит 99 тысяч сумов (в пересчете 11 евро). На этом фото одна из достопримечательностей Самарканда - медресе Шер-Дор.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Второе рождение ташкентского "Арбата"

Путь иностранных туристов в Самарканд и в Бухару проходит через столицу Узбекистана - Ташкент с почти обязательным посещением местного "Арбата". В Ташкенте так называют пересечение улиц имени Кемаля Ататюрка и Сайилгох. Уличные художники вновь начали обживать это место совсем недавно. При Исламе Каримове их особо не жаловали и часто просто разгоняли без каких-либо объяснений.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

"Бабайчики" на ташкентском "Арбате"

После каждого разгона сами художники нередко посмеивались, что Службу Национальной Безопасности (СНБ), главное здание которого при Исламе Каримове находилось непосредственно на ташкентском "Арбате", испугали "бабайчики". Так называют керамические фигурки, вроде той, что видна на этой фотографии. Узбекская керамика пользуется большим спросом у туристов.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Ташкентский художник и его натурщица

Сегодня уличные художники уже не озираются по сторонам. На ташкентском "Арбате" иностранных граждан, желающих получить свой портрет, немало. Тем более что цены за профессионально выполненный рисунок вполне демократичные - от 5 до 10 долларов.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

"Король антикваров" ташкентского "Арбата"

Не видно страха и в поведении ташкентских антикваров, которые размещают свои импровизированные лавки рядом с лежащими прямо на асфальте картинами уличных художников. Сейчас на ташкентском "Арбате" смело выставляют на продажу старинные монеты, утварь, украшения, а также бронзовые бюсты и статуэтки Ленина и Сталина, которыми во времена Ислама Каримова открыто торговать не разрешалось.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

"И ножи делаю, и топоры…"

В отличие от художников и антикваров, к ташкентским ремесленникам власти Узбекистана всегда относились благосклонно. "Сами делаем, сами продаем" - таков девиз узбекских мастеров. И это у них неплохо получается. Так, например, добротный пычак (узбекский нож) из хорошей стали можно купить всего за 10 евро.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Сделано в Узбекистане

Фактически узбекские ремесленники - это такой же символ страны, как и архитектурные памятники Бухары или Самарканда. Вот только труд мастеров оплачивается не очень высоко. Но изделия ручной работы - истинная гордость узбекистанцев.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

10 евро в Ташкенте - много или мало?

Эквивалент 10 евро - это 94 тысячи 700 узбекских сумов. Как и во времена Каримова, в Узбекистане от долларов и евро сейчас никто не отказывается. Несмотря на проведенную Шавкатом Мирзиёевым валютную реформу, купить надежные американские или европейские деньги узбекистанцам удается не всегда. Нередко в коммерческих банках Узбекистана свободно конвертируемой валюты просто нет в наличии.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Базары обеспечивают рабочие места

Иногда складывается впечатление, что в Ташкенте торговля идет повсеместно. Во всех районах города можно увидеть сразу несколько базаров - от стационарных рынков европейского образца, до импровизированных дехканских "точек", где торгуют с пола. Сейчас госслужбы относятся к уличной торговле лояльно.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Торговля - источник дохода

Для многих жителей Узбекистана продажа выращенной ими сельхозпродукции - основной источник дохода. Чтобы иметь хоть какую-то прибыль, этой молодой женщине из близлежащего к столице Узбекистана кишлака нужно продать больше 30 килограммов клубники или почти 47 килограммов репы.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Лепешка - украшение стола

Сладкую халяльную лепешку "лочира-нон", которая является украшением стола, по случаю начала у мусульман священного месяца Рамадан уличные торговцы продают почти по 5 тысяч сумов. Цены на муку постоянно растут. Поэтому большинство жителей Ташкента предпочитают печь хлеб дома.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Первые знаки меняющейся внешней политики

Увидеть "Мерседес", да еще с таджикскими номерами, всего лишь год назад было невозможно. Во-первых, в Узбекистане в целях защиты местного автопрома еще действуют "драконовские" пошлины на ввоз автомобилей иностранного производства. Во-вторых, с 1992 года до января 2018 года Узбекистан находился с Таджикистаном в состоянии необъявленной холодной войны. Но все меняется.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Главный рынок Ташкента

Заметны изменения и на главном базаре столицы Узбекистана - "Чорсу", где появились торговцы и покупатели не только из Таджикистана, но соседних Казахстана и Киргизии. Только вот туристы из дальнего зарубежья этих изменений не увидят. Ведь иностранцев на базар "Чорсу" пока еще не возят.

С надеждой на перемены: как меняется Узбекистан

Надежда на перемены

С приходом к власти нового президента в стране вновь переименовывают улицы и площади, возвращая им прежние названия. Впрочем, внешние изменения пока трудно назвать началом глубоких реформ, которые превратят республику в современное процветающее государство. Но жители Узбекистана надеются, что когда-нибудь это произойдет.

  

Now live
12:47 мин
Все медиаформаты | 21.01.2019

Берлин - Ташкент перезагрузка, или Как президента Узбекист...

Подпишитесь на нас