Ташкент и Астана: как уместиться двоим на афганском поле?

Узбекистан, полагают эксперты, делает прорыв в региональной политике, тесня Казахстан с лидерских позиций в Центральной Азии. Ключевую роль тут играет политика на афганском направлении.

В январе 2018 года стало известно, что узбекские дипломаты не только готовят в марте в Ташкенте большую международную конференцию по Афганистану, но и намерены уже в феврале предоставить там площадку для мирных переговоров между афганским правительством и движением "Талибан". При этом наблюдатели отмечают, что подобную площадку предлагал у себя и Казахстан, но Узбекистан перехватил у него инициативу.

Ташкент снижает пошлины для Афганистана

Параллельно узбекские власти энергично ведут переговоры и с афганской стороной, и с возможными международными спонсорами о продвижении проекта строительства железной дороги от Мазари-Шарифа, расположенного в афганской провинции Балх, которая граничит с Узбекистаном, до Герата, находящегося у границы с Ираном.

Андрей Серенко

При этом на полях переговоров Ташкент сделал шаг навстречу кабульским партнерам, снизив вдвое пошлины на афганские товары, транзитом следующие через Узбекистан. Информация об этом поступила из афганской столицы 22 января. Однако проект железнодорожной ветки по афганской территории есть и у Астаны - ее план предусматривает связь собственной железной дороги с иранской инфраструктурой по территории Афганистана через Туркмению.

В целом, считает сотрудник Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко, несомненно, что Ташкент на афганском внешнеполитическом направлении теснит Астану. "Узбекистан после смены лидера старается выйти из определенной изоляции, в которую он сам себя ввел при Исламе Каримове. То, что делает команда Мирзиёева на афганском направлении, не имеет аналогов в узбекской новейшей политической истории. Это прорыв в региональной политике, в том числе в отношении Афганистана, но и шире, в отношении дальнего зарубежья", - убежден Серенко.

Железный занавес Каримова и железная дорога в Иран

"Каримов придерживался по отношению к Афганистану линии железного занавеса, поскольку воспринимал эту страну исключительно как угрозу, всегда помня о боевиках Исламского движения Узбекистана (ИДУ), которые там обосновались. По необходимости он приоткрывал этот занавес, но каждый раз с тяжелым вздохом", - говорит эксперт ЦИСА.

Шавкат Мирзиёев

В отличие от первого президента Узбекистана, пришедший ему на смену Шавкат Мирзиёев ведет открытую политику в отношении Афганистана, видя в нем не столько очаг для внешних угроз, сколько ресурс для больших возможностей. Речь идет не только о выводе Узбекистана из внешнеполитической изоляции, учитывая громкий международный статус афганской проблемы, но и о развитии геополитических амбиций, продолжает Серенко.

"Ряд серьезных экспертов утверждают, что Шавкат Мирзиёев рассчитывает на включение Узбекистана практически во все ведущие инфраструктурные проекты, которые в регионе ведутся с участием как Китая, так и Ирана, а также других больших игроков. Самый амбициозный узбекский проект - это транспортный коридор к морским портам Ирана, и решению этой задачи способствует новая линия в отношениях с Афганистаном", - подчеркивает сотрудник ЦИСА.

Ташкентский опыт афганского миротворчества

Он напоминает, что с середины 2010-х годов лидером среди постсоветских республик в отношении связей с Афганистаном стал Казахстан. "Омиртай Битимов, с 2011 года занявший пост посла Казахстана в Кабуле, сразу развил там большую активность, и с этим связано продвижение казахстанских экономических проектов в Афганистане, гуманитарные поставки и кооперация Астаны с Кабулом по проблемам безопасности. Но сейчас, со сменой внешнеполитической парадигмы Узбекистана, единоличное лидерство команда Битимова утратила", - полагает Андрей Серенко.

Боевики "Талибана" в провинции Герат

Однако ташкентский политолог Юрий Черногаев указывает на то, что скепсис в Ташкенте в отношении Афганистана сохраняется. В первую очередь, он касается перспективы достижения реальных договоренностей между официальным Кабулом и талибами. Одна из причин скепсиса - отсутствие ясности в вопросе, кто из лидеров "Талибана" сейчас реально контролирует движение.

Не до конца ясны и возможности властей в Кабуле. "Встречи и конференции действенны только при наличии консенсуса в афганской элите. А пока мы видим, что президент Ашраф Гани снимает с поста губернатора Балха, а тот не только не уходит, но грозит поднять народ против центральной власти. Так что Гани тоже нужно еще дожить до весны в роли президента", - говорит Черногаев.

Группа "6 плюс 2" и Ташкентская декларация по Афганистану

При этом нынешнее руководство Узбекистана не забыло опыт миротворчества Ислама Каримова. "В 1999 году в Ташкенте прошла встреча группы "6 плюс 2", по итогам которой была принята Ташкентская декларация о принципах мирного урегулирования конфликта в Афганистане. Ислам Каримов считал это большим миротворческим успехом. Но ровно через неделю талибы, забыв про свою подпись под декларацией, развернули наступление на севере Афганистана и вышли на берег Амударьи в районе Термеза", - напомнил политолог.

Нурсултан Назарбаев

Однако сама возможность провести в феврале и в марте мероприятия по Афганистану для Ташкента очень важна, признает Юрий Черногаев. Шавкат Мирзиёев позиционирует себя в регионе в качестве миротворца, и Афганистан представляет для этого широкие возможности.

Что касается конкуренции в этой сфере с Казахстаном, то, по оценке Черногаева, от организации переговоров Кабула с талибами Ташкент Астану не отодвигал - это сами талибы предпочли сейчас узбекскую площадку. Их можно понять: здесь у многих афганских политических деятелей самых разных направлений есть личные или коммерческие связи. А значит, есть более широкие, нежели в Казахстане, возможности ориентироваться в обстановке вокруг переговоров.

Если Пакистан откажет США в военном транзите?

Оценивая узбекский логистический проект в Афганистане, Андрей Серенко отмечает в позициях Ташкента и Астаны общую линию: избежать зависимости только от российского, или только от Западного, идущего через Каспий, маршрута транзита.

"Конкуренция здесь между Узбекистаном и Казахстаном - в том, кто первый это осуществит. Узбекистан в эту игру вступил позже Казахстана. Поэтому сейчас он ведет себя более динамично, чтобы наверстать упущенное при Каримове время. Администрация Шавката Мирзиёева будет стремиться обогнать Астану в договоренностях с Кабулом, без которых проблему включенности в международные проекты, связанные с территорией Афганистана, не решить", - полагает эксперт ЦИСА.

Собеседник DW обращает внимание на то, что у Астаны сейчас есть сильный козырь для ведения своей игры в регионе. Он связан с серьезным охлаждением в отношениях между США и Пакистаном. "Велика вероятность того, что Пакистан объявит запрет на транзит грузов НАТО в Афганистан через свою территорию. США нужна альтернативная транзитная сеть для снабжения своих войск. Учитывая нынешние отношения США с Россией, остается только каспийская линия от Баку, через Каспий и дальше через Казахстан и Туркмению. То, на каком эмоционально и политически высоком уровне был в США на днях принят Нурсултан Назарбаев, показывает, что Америка сейчас очень заинтересована в Казахстане", - поясняет Серенко.

Другое дело, что для транзита через Казахстан в Афганистан все равно в силу географии требуется Узбекистан. "Так что в этом проекте две страны могут участвовать на равных. Это, кстати, может скорее синхронизировать действия Ташкента и Астаны по Афганистану (и даже в регионе в более общем плане), чем вызвать некий конфликт интересов. Тем более что Мирзиёев пока показывает себя сторонником мягких рычагов в общении со внешнеполитическими контрагентами", - добавляет Андрей Серенко. А Юрий Черногаев, в свою очередь, констатирует, что пока в личных отношениях лидеров Узбекистана и Казахстана царит редкая доброжелательность. Это заметно и по репортажам узбекского ТВ.

Смотрите также:

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Общее прошлое, похожее настоящее

Страны Центральной Азии роднит не только общее советское прошлое. Экономическая ситуация везде оставляет желать лучшего, уровень коррупции и рейтинг свободы слова во всех странах примерно одинаковый, и даже прирост населения похож. Хотя, конечно, есть и различия.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Узбекистан: Сельское хозяйство отступает

В Узбекистане с момента распада СССР кардинально изменилась структура экономики: раньше доля сельского хозяйства превышала треть, а сейчас не составляет и одной пятой. За последние пять лет в стране существенно выросла безработица. Минимальная зарплата - 36 евро, пенсия - 71 евро. Раньше именно Узбекистан "поставлял" большинство гастарбайтеров в РФ.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Узбекистан: Политические эмигранты

Во времена правления Ислама Каримова, жестко подавлявшего любые формы инакомыслия, на долю Узбекистана приходилось больше всего политических беженцев из региона - в первую очередь в страны Запада. Многие жители республики вынуждены были бежать, спасаясь от репрессий после подавления узбекскими властями восстания в Андижане.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Узбекистан: Смена президента

С 1991 года в Узбекистане было всего два руководителя. Ислам Каримов правил с 1991 года вплоть до своей смерти в 2016 году (ему было 78 лет). После него президентом стал Шавкат Мирзиёев. Сейчас ему 59 лет - и сложно угадать, как надолго он "задержится" во власти. Формально в парламенте представлены 4 партии плюс движение экологов, однако независимые СМИ называют выборы "политическим шоу".

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: Гастарбайтеры покидают РФ

Официально безработица в Таджикистане очень низкая - около 2,5%. Однако эксперты убеждены, что эта цифра занижена минимум вчетверо. По данным fergananews.com, средняя пенсия в Таджикистане в 2015 году была гораздо ниже, чем в других странах - около 30 евро в месяц. Количество трудовых мигрантов из этой страны в России уменьшается: сейчас в РФ живет менее 700 тысяч таджиков.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: Исламский фактор

Многих иностранных боевиков ИГ вербуют в Таджикистане, а потом, через другие страны, переправляют их на боевые территории. Западные эксперты считают, что с точки зрения исламизма Таджикистан - самая уязвимая страна в регионе. Таджикские власти используют этот фактор для подавления всякого инакомыслия.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: 201-я военная база

На таджикской территории находится 201-я военная база РФ. В 90-е годы российские военные участвовали в миротворческой миссии, остановившей гражданскую войну в Таджикистане. Сейчас база существует для того, чтобы служить своеобразным "щитом" для опасностей, исходящих из соседнего Афганистана. На базе в качестве вольнонаемных служащих работает много таджиков, получая высокие зарплаты.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Таджикистан: Преследования оппозиции

Глава Таджикистана - Эмомали Рахмон. И хотя он во власти уже 22 года, он не первый и не единственный президент страны - до него Таджикистаном руководили Кахар Махкамов и Рахмон Набиев (каждый - меньше года). В нынешнем составе таджикского парламента представлены 4 партии, однако реальной оппозиции в стране нет. HRW заявили, что власти Таджикистана арестовывают и пытают оппозиционеров.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Туркмения: Без свободы, но с ресурами

В Туркмении сравнительно высокая средняя зарплата - около 290 евро в месяц (данные asgabad.net). И хотя более половины населения занята в сельском хозяйстве, туркменская экономика до сих пор крайне зависима от экспорта энергоресурсов. Население до сих пор не платит за газ, воду и свет. Зато в рейтинге свободы прессы Туркмения находится на "почетном" третьем месте... с конца - 178-м.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Туркмения: Жизнь после Туркменбаши

О двух местных президентах слагают песни и легенды. Сапармурат Ниязов, знаменитый "Туркменбаши" - отец всех туркмен - правил (на разных должностях) с 1985 года. В 2006 он скончался, а эстафету перенял Гурбангулы Бердымухамедов. Ему всего 59 лет, а президентские выборы он уже выигрывал трижды. Говорить о какой-либо оппозиции в Туркмении, одной из самых диктаторских стран региона, нельзя.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Казахстан: Зависимость от нефти

Экономика Казахстана - крупнейшая в регионе и вторая на постсоветском пространстве. Однако ее благополучие вплотную зависит от цен на природные ресурсы, включая нефть. За последние годы курс тенге неоднократно опускался. Средняя зарплата в стране - около 410 евро (по данным forbes.kz).

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Казахстан: Астана - визитная карточка

Казахстан стремится быть как можно более близким к европейской культуре. Столица Астана - визитная карточка страны. Здесь находятся основные административные учреждения страны и офисы крупных компаний.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Казахстан: Под руководством долгожителя

Казахстаном правит главный постсоветский долгожитель - Нурсултан Назарбаев (официальный титул - "Елбасы", лидер нации). У власти он находится с 1989 года. Очередные выборы, в 2015 году, он выиграл, набрав почти 98% голосов. Оппозиция в Казахстане существует, однако она находится под жестким прессингом властей.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Киргизия: Иссык-Куль и свобода слова

Не так давно внешний долг Киргизии резко вырос, что осложняет экономическое положение страны. Зато именно здесь находится знаменитый Иссык-Куль - и туризм приносит казне немало денег. Да и со свободой прессы тут неплохо: в рейтинге "Репортеров без границ" Киргизия на 89-м месте - выше всех соседей, РФ, Беларуси и Украины!

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Киргизия: Базы в Манасе и Канте

Киргизия зарабатывала на том, что предоставляла право размещать на своей территории иностранные военные базы. Так в аэропорту "Манас" вблизи Бишкека до 2014 года находилась военная база США - в числе прочего, здесь дозаправлялись американские самолеты, летевшие в Афганистан. А в Канте до сих пор размещена российская военная база.

Центральная Азия: все одинаково, все по-разному

Киргизия: Уже четыре президента

В сравнении с другими странами региона, в Киргизии царит относительная демократия - там с 1990 года правит уже четвертый президент (включая одного временного), причем первых двух - Аскара Акаева и Курманбека Бакиева - свергали в результате революций. Многим памятны трагические события 2010 года, когда на юге страны погибли более 200 человек. Очередные выборы президента пройдут в ноябре 2017 года.

Now live
02:30 мин
Все сюжеты | 22.08.2017

Можно ли назвать планы Трампа по Афганистану новыми?

Подпишитесь на нас